Category: техника

Category was added automatically. Read all entries about "техника".

(no subject)

Никого ни за что не агитируя, хочу пояснить некоторые вещи. Многих деморализовало снятие с выборов единственного интересного им кандидата (хотя он, строго говоря, представлял для них интерес больше как таран против всесильной системы, чем сам по себе – тараном поле не вспашешь). Если уж гадать о логике тех, кто снимал его с выборов, то она могла быть только такой: заставим оппозицию отвернуться от выборов, а для остальных повысим явку. Своих – на участок, чужих – по домам.
Хотя на самом деле снимали его руководствуясь не логикой, а страхом перед гневом первого лица. Именно по такому принципу у нас в последние годы и принимаются все решения. Этот механизм действует не только на самом верху, но и аккуратно копируется вниз по вертикали. Если понять его, то все наши вопросы о том, как могли «там» столь нелепо подставиться, прилюдно расправляясь с очередным оппонентом, отпадут. Только так и могли – в этом и есть логика вертикали.
А вот логику тех, кто, обидевшись, намерен сидеть в воскресенье дома, я понять не могу – обида с логикой не друзья. Борьба всегда подразумевает преодоление, себя в первую очередь. А если нет своего кандидата, то что мешает поддержать другого? «Банальность зла, полюбишь и козла», как сказала Хана Арендт, посмотрев «Ночного портье».
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

(no subject)

Pussy Riot не была удостоена премии имени Мартина Лютера "За бесстрашное слово" (которую раз в два года присуждают 16 немецких городов), награду получит инициатива ресторанов из Регенсбурга "Не обслуживаем нацистов".

Вспоминается, что одной из нашумевших акций против самой Pussy Riot стала неудачная попытка православных активистов добиться запрета на обслуживание "кощунников" в сети ресторанов "Му-Му". Знали бы рестораторы, что упускают премию "За бесстрашное слово".

Чтобы два раза не вставать, хочу спросить, стоило ли веками вырабатывать самые лучшие в мире механизмы подбора государственных кадров, принятия государственных решений, и защиты прав каждого отдельного гражданина, если в результате чиновник, держащий в руках все ниточки национальной безопасности, обязан подать в отставку за измену жене?

Что с Россией - более-менее понятно, но что с Западом? И где теперь искать идеал? Разве что самим строить.

От Сократа до айфона

Не менее десяти раз прочитал за последние дни, что Стив Джобс не был столь уж масштабной личностью. Разумеется, все высказавшиеся в этом ключе немедленно выросли в моих глазах на фоне развенчанного основателя Apple. Особенно это относится к Дм.Быкову и пермскому поэту Ивану Давыдову, хотя этим двоим, казалось бы, и расти уже некуда – помнится, первый когда-то, слушая похвалы доктору Лизе, заявил, что заниматься благотворительностью надо не публично, а анонимно – и привел в пример себя; второй же, пока коллеги хором желали выздоровления Кашину, высказал опасение, как бы факт избиения не поднял сверх меры журналистский рейтинг избитого. Впрочем, этот жизненный принцип нашей публики – не допустить, чтобы кто-то высунулся выше прочих – хорошо известен, и незачем о нем говорить более, чем я сказал.

Мне хотелось бы объяснить одну вещь. Кто-то, наверное, помнит, что слово "айфон" для меня было ругательным. Почему же, говоря о смерти Джобса, я связал создателя "пластмассового мира", ярчайшего персонажа общества потребления, с завершающим этапом той великой европейской культуры, которую начинали в XIV веке итальянские гуманисты? Здесь нет противоречия. Collapse )

Миф о стрелочнике

Написал во "Взгляд" колонку "Миф о стрелочнике", о том, почему это слово непереводимо на другие языки, почему стрелочника у нас так любят:
"персонаж не выдающийся, но очень народный, тихий и скромный, недотепа и симпатяга. Не герой, может быть, и не борец даже, но человек, терпеливо сносящий удары судьбы и с достоинством переживающий свою невезучесть. Его судьба заботит всех – от пенсионерок до первых лиц государства".

Но это не о том, что во всем и всегда виноват именно стрелочник, а о механизме, который я назвал "трансформатором ответственности". То есть о том, как такое происходит, что мы все считаем себя стрелочниками. Про этот механизм решил пока не писать подробно, только наметил.

Наверное, такой отзыв со стороны френда (кажется, уже бывшего), можно считать очень высокой оценкой: "читаю и одни эмоции так и прут, вроде по сути ничего такого не сказано, что было бы неправдой, но в результате хочется автору плюнуть в рожу за то, что всех полил дерьмом". А высшей был бы вывод о том, что дальше так жить нельзя.

P.S.
Источниками вдохновения стали разозлившая меня фраза Медведева про стрелочников, а также чрезвычайно понравившийся диагноз с Баша:
"честно говоря, меня интересует в этой жизни только одно. кто стоит за всей этой хуетой, которая происходит у нас в стране. раньше я думал власть. нихуя. я сам работаю в администрации области и говорю стопроцентно - все чиновники, даже на самом-самом верху сами охуевают от того, что происходит вокруг. охуевают в регионах, охуевают в федеральных структурах...и блять ничего понять нельзя - все вроде как хотят чтоб все было хорошо и в то же время все равно творится пиздец".

В общем, все мы за то, чтоб все было хорошо.

Отрицание отрицания как бизнес-стратегия

Говоря о том, что наиболее коммерчески выгодным направлением культуры является то, которое борется с коммерциализацией культуры, я упомянул закон отрицания отрицания. На этот счет есть один хороший пример. Этот десятиминутный фильм в любом случае стоит посмотреть, для тех же, у кого нет времени, кратко перескажу суть.
Фотожурналистка, приехав в "горячую точку", видит, как солдат собирается убить девочку. Профессиональный долг требует не упускать редкий кадр, но человеческая сущность противится. Эта борьба показана нарочито ярко: солдат орет, девочка пытается прикрыться любимой игрушкой и видит журналистку, тоже в общем-то почти девочку. Та медленно поднимает фотоаппарат к полным ужаса глазам. Профессионализм побеждает.
Награждение какой-то престижной журналистской премией. Первый приз, разумеется, у нашей героини. На экране появляется фотография-победитель - девочка с дыркой во лбу. Поняв, что она сама как бы "убила" ту девочку, журналистка в слезах убегает. Гламурная публика с недоумением смотрит ей вслед.

Есть о чем поговорить. На форуме обсуждают все, что... но это неинтересно, потому что никто не заметил самого главного: девочку "убили" дважды. Один раз - для журналистской карьеры, второй - чтобы заставить зрителей лить слезы и ненавидеть тех, кто "убивает" ради карьеры. Это цинизм в таком квадрате (да простят меня математики), что сознание современного человека его просто не вмещает и не замечает.Collapse )

(no subject)

Поскольку дискуссия о допустимости телесных наказаний завершена (537 комментариев), воспользуюсь паузой, чтобы пояснить некоторые процедурные моменты. Collapse )

Крестики-кролики

За один день услышал две свежие истории на одну тему. Родительских знакомых в Норвегии оставили без российских программ: местные власти решили, что спутниковые антенны портят внешний вид частных домов.

Знакомых старшей дочери в Колорадо оштрафовали за желтые круги на газоне перед домом. Траву попортили какие-то экзотические кролики, от которых тамошним землевладельцам запрещено защищаться капканами, потравой и т.п.

Возникает вопрос: как оценить степень вмешательства государства в частную жизнь? Наверняка для многих свобода слова менее значимый фактор, чем свобода содержать свой дом в том виде, в котором ему угодно. При этом надо отдельно учитывать узаконенное и реальное вмешательство. Например, прописанные в законе кролики и спутниковые "тарелки" мне лично менее страшны, чем российский беспредел.

С другой стороны, мало ли что они там придумают. Невозможность наказать собственного ребенка или демонстрировать религиозность - очень серьезные вещи. Согласиться пострадать из-за кролика - одно, лишиться крестика - другое. Да что там, швейцарские правила, запрещающие принимать душ и спускать воду после 21 часа, меня лично сильно бы напрягли. Или все же лучше так, чем повторять вечное российское "от сумы да от тюрьмы"? Словом, как взвесить свободы и ущерб от их лишения?