Category: корабли

Category was added automatically. Read all entries about "корабли".

От веры к поверке на Never submarine

Самодостаточность погони известна. Печорин выходит из себя всего один раз - когда не может догнать Веру. Вряд ли Лермонтов выбирал имя в расчете на этот эпизод, но получилось символично - именно за верой его герой гнался всю жизнь.

При просмотре советских фильмов 70-80-х годов часто возникает ощущение незавершенности - каким бы счастливым ни был финал. Хочется спросить: "а что дальше?", но и так ясно, что - завод, коммуналка, хрущоба, фарфоровые фигурки в буфете, дети, которых "упустили мы где-то, не доглядели", к пенсии бесплатная медицина - сначала райцентр, потом Москва. И все.

Жизнь не такая жестокая, как сейчас, но тупо-равнодушная. Чуть приподнимешься - серый туман. И чем выше карабкаешься, тем плотнее. Мысли, книги, выставки - все осталось там, в 60-х, когда тумана не было или о нем не знали. Если сейчас мы оказались на пустом берегу, то тогда плыли в подводной лодке, которая никогда не должна была причалить.

В ту пору все любили верновского капитана "Никто" и не догадывались, что служат на подлодке "Никогда". Но субмарина каким-то образом напоминала о себе. В "Вокзале для двоих" кульминацией неустроенной, нелепой и бессвязной судьбы персонажей стала сцена, когда Басилашвили и Гурченко бегут изо всех сил, чтобы успеть на утреннюю перекличку в зоне. Это выплыла Never submarine, которую не заметил Рязанов. Он даже сочинил слова к песне, под которую герой спешит с воли в лагерь: "Не бойтесь жизнь переменить". Печорин мог догнать веру и переменить жизнь, мы - успеть к утренней поверке.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.