Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

(no subject)

За рекой школа, известная тем. что ее в короткое время своего президентства посетил Медведев. С другой стороны – мечеть. В одно ухо летят бодрые речевки, в другое ползет заунывный напев. В тех звуках фальшивая надежда на рост и процветание нашего мира, в этих – спокойная уверенность, что он обречен.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Всего одно солнце

Первые таджики, начинавшие когда-то великую стройку на месте снесенного несколько лет назад насосного завода, уже водят отпрысков в бирюлевские детсады, а назначение повыраставших там и сям строений до сих пор не вполне ясно. Глядя на махину, которая полностью преобразила вид из моего окна, я могу лишь гадать о мотивах, которыми руководствовался архитектор, чьего имени не знаю и узнать не стремлюсь. Для удобства буду называть его Петей Витрувченко, хотя он запросто может оказаться каким-нибудь Володей Сайдинговым.
Итак, начал наш Гауди с того, что первым пришло ему в голову. Первым ему в голову пришел, ясен пень, архитектурный ордер с пилястрами. Collapse )

Пролетарии всех стран

Андрею Перле


Секретаршу В-у напугали. Она заказала что-то с доставкой, расплатилась на проходной, поднялась в офис и села пить чай. Через некоторое время в дверях появился рассерженный курьер, заявил о недоплате и, не слушая возражений, что деньги надо пересчитывать на месте, забрал "недостающую" тысячу рублей.

Пока В-а тихо переживала утрату купюры, одна из сотрудниц спустилась на проходную, чтобы спросить, как чужой человек вообще смог дойти до дверей офиса. В контору и с пропуском-то попасть сложно. Надо дождаться, когда сидящий за стеклом охранник обратит на тебя внимание, показать документ и пройти две двери, причем охранник всякий раз дает очередной офисной планктонине секунду-другую побороться с неподдающейся ручкой и лишь потом нажимает кнопку разблокировки. Стражники – как на подбор: семь пудов дикого сала, прошедшего Doom-2 и устроившегося туда же на ставку незлого монстра. А на этажах и вовсе кодовые замки.

Спрашивать никого не пришлось. Когда сотрудница спустилась, охранник гордо рассказывал напарнику, что впустил и лично провел на нужный этаж парня, которого фирмачи хотели кинуть на тысячу. Лично отвел. И даже номер кода на этаже набрал.

Когда захотим

Всякий раз как футбольный комментатор взволнованно сообщает: "стоило только начать двигаться немного поактивнее, и сразу что-то начинает получаться", мне кажется, будто репортаж идет не со стадиона, а из кровати побитого простатитом донжуана. Комментаторам всегда представляется, что сборная "просто" ленится бегать чуть побыстрее. Это вечное "можем же, когда захотим!" равно относится и к футболу, и к экономике, да и вообще ко всей российской жизни.

Понимание того, что "хотение" представляет собой не только важный, но и сложнейший компонент любой активности, к сожалению, отсутствует. Народ-мечтатель засеивает поля только в эмпиреях, там же и собирает урожай. Выстроенное там, в мечтах, не представляется прообразом какого-то реального свершения, оно уже совершенно и тем самым реально. Ни в какой момент не осознавая, что блага не берутся из воздуха, мы упорно пытаемся достать все, что нам нужно, именно из закромов того воздушного замка, который выстроили. Collapse )

Дворцы и пастбища

Сложно сказать, что имеется в виду, когда говорят про ушедшую эпоху и про закончившийся двадцатый век. Возможно, что-то типа: вот сломали дом, в котором я родился. Эти слова чаще произносят с грустью, но обычно - из нового, более комфортного дома. Девятнадцатый в свое время не успел закончиться, а двадцатый с новыми героями и новыми идеями уже вовсю отстраивался.

Говоря о Солженицыне, следует иметь в виду, что кончились не "эпоха" и "век" сами по себе, а люди, на которых держалось то, что мы называли "эпохой" и "веком". Со всей определенностью - исчезла почва, на которой эти люди произрастали. На выжженном участке новые деревья уже не вырастут, как это неизменно случалось век, два, три и больше назад. Не вырастут, потому что теперь на том месте асфальт.Collapse )

Аристократическая скука

Ездили в Белёй, смотреть замок принца де Линя. Мать наказала сфотографировать бюст Елизаветы, автрийской императрицы и венгерской королевы, которая, по слухам, отличалась необыкновенной красотой.
Поскольку при скульптурах замка отсутствовали таблички, я просто выбрал самый красивый бюст и, как выяснилось, не промахнулся - она.
Впрочем, фотография не удалась.
Сам замок красив и содержится образцово.Collapse )

В Бельгии Гент, а в Москве - пьяный мент.

Были в Генте. Спокойный город, расслабленный. На улицах в меру мусора, что подчеркивает безмятежность аборигенов, которые вяло прогуливаются от одного кафе до другого. Жлобов в «Мерседесах» нет и в помине. Можно пройти поплевывая мимо миллионера и не узнать, что он миллионер. Да, нет точечной застройки.
В соборе святого Бавона к нам подскочил благообразный мужичок и, предупредив, что он не гид, предложил обратить внимание на картину Рубенса. Тронуло. В Москве мне предлагали только поучаствовать в опросе, купить завалящий товар, пройти в отделение, наконец.

Однако мед не без дегтя. В том же св. Бавоне, где хранится Гентский алтарь, проходит выставка какого-то корейского художника-авангардиста. Такая мультикультурность не радует. Хотя и не злит - атмосфера не та. Не Москва.

В субботу в Париж. Вернусь во вторник.
Немного фото под катом Collapse )