Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Человеческое – слишком нечеловеческое

Услышав в очередной раз стандартную фразу "человек губит природу", обратил внимание на ее резкую разнонаправленность классическому "человек – это звучит гордо". Человек из этих двух формул и их многочисленных производных – это не один, а два совершенно разных персонажа. Тот, который "звучит гордо" и является мерой всех вещей – это человек, отождествляемый с нами, хотя бы и в идеале. А "не думает о последствиях", "загрязняет воду и атмосферу" и т.д. уже какой-то другой человек, человек-он, чье третье лицо даже в идеале не мыслится первым, человек будто бы вовсе отличного от нас биологического вида.

Мерилом вещей провозглашаются природа, рынок, демократические ценности, в результате чего приобщение к Человеку Деятельному (Преобразователю природы) сменяется отделением от него (Кому теперь понятен пафос строк "Человек сказал Днепру: Я стеной тебя запру"?). Идеал, к которому стремятся, сменяется антиидеалом, от которого открещиваются (если этот глагол уместен для описания современных реалий). Это банальность, но такая банальность, которую обязательно нужно проговорить для понимания. Для понимания того, что гуманистическое стремление к стоящему где-то высоко идеальному человеку, сменяется страхом перед этим зловещим созданием, губящим все и вся. На уровне языка, словесных формул человек начинает обозначать если не врага, то какое-то малопонятное и опасное существо.
С этим монстром уже никто не хочет себя ассоциировать (будто это возможно – быть человеком и не быть им!), от него пытаются укрыться переходом в мелкий размерный класс. Такое впечатление, что рефлексия стала для человечества слишком непосильным бременем.

Философы называют это атомарностью, публицисты - стадностью, рок-бунтари – скованностью одной цепью, а современные обыватели – никак. Они просто становятся в цепочку, защищая морских котиков, молодую грузинскую демократию, или пуская "волну" по стадиону.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Огней так много золотых на улицах Саратова

В археологии хорошо известны реликтовые признаки. Известны они, конечно, и биологам, но есть существенное отличие: археологический реликт воспроизводится не природой, а человеком, которому, казалось бы, нет нужды этим специально заниматься. Например, в каком-нибудь сосуде "редуцировалась" ручка, но гончары лет двести продолжают делать на ее месте совершенно нефункциональный налеп, потом он исчезает, но на его месте краской выводится, скажем, завиток. Гончары уже не знают, зачем это делают и не помнят, разумеется, что там была ручка. Просто в силу традиции.

Понятно, что такие реликты существуют и в сфере нематериальной, в мире идей. Например, эстафета олимпийского огня, точнее, сама идея переноса огня из Олимпии к месту Игр. Придумана под Берлинские игры-1936, горячо одобрена Геббельсом: нацисты вообще любили факельные шествия. Попутно выяснилась интересная вещь. Дело в том, что различные источники дают две версии относительно того, кто был "последним факелоносцем", то есть зажег огонь в Берлине - Зигфрид Эйфриг или Фриц Шильген. Поразительно, но даже авторы специальных статей в солидных изданиях нимало не смущаются такой "неувязкой", бездумно копируя информацию из первого подвернувшегося источника, чему особенно способствует интернет. Впрочем, копи-паст, как сказал бы Ф.Ф. Преображенский, начинается в головах, а только потом - в компьютерах.

Зигфрид Эйфриг дожил до наших дней, поэтому активно эксплуатируется журналистами. Везде однозначно говорится: он и зажег. Однако и по поводу недавно скончавшегося Шильгена говорилось то же самое. Я исходил из того, что такие вещи не подделываются. Это вам не Катынь: десятки тысяч видели все своими глазами, а миллионы - на фотографиях в газетах. Значит, обе версии должны быть верны. Так и оказалось.Collapse )

Сократ и айкидо

Ратти, один из первых классификаторов айкидо, делил технику этой борьбы на projections и immobilisations. Это не вполне верно, но сами термины очень хороши: любой бросок становится возможен лишь потому, что конструктивная мобильность нападающего исчерпывается раньше, чем у проводящего техническое действие. Это справедливо для всех видов борьбы, но в айкидо возведено в главный принцип.

Интересно, что тот же принцип находит аналогию и в методике дискуссий, непосредственно в сократовской майевтике, когда на аргумент не отвечают контраргументом (ударом на удар), а соглашаются продолжить мысль (движение) оппонента, доводя ее до внутреннего противоречия (падения).Collapse )

О чем молчал Тютчев

Фразу "мысль изреченная есть ложь" удобно цитировать, но неудобно трактовать (что, впрочем, относится к любым цитатам). Обычно ее понимают как указание на сложность передачи мысли, заведомо более тонкой, чем формальная система языка. Но редко кто замечает обратное явление – зависимость мысли от изреченного, которая так же жестка, как зависимость видимого от прибора, с помощью которого изучаешь действительность. Collapse )

В трусах за мячом

philtrius соблазнил отвечать на очень интересные опросы. Там, в частности, один из комментаторов сказал о футболе, что странно видеть людей в трусах, носящихся за мячом, как за высшей ценностью. Я изредка смотрю футбол, раньше смотрел чаще. Мне кажется, что правильный подход к "болению" должен быть в рамках кастанедовской "контролируемой глупости". Я, разумеется, понимаю тонкие отличия футбола от чтения художественной литературы, занятий наукой, семейных дел и т.д., но, чем бы мы ни занимались, мы все равно бегаем в трусах за мячом, пусть большинство и думает про себя, что они-то точно без трусов и без мяча.

Что же касается высшей ценности, то я хотел бы напомнить одну современную суфийскую притчу. Она универсальна, поэтому, надеюсь, подойдет для верующих любых конфессий и для неверующих. Это "Город Ошеломленных" Джеффри Ротшильда. Если есть время, лучше прочитать рассказ целиком и, пропустив мой конспект, перейти в конец поста. Collapse )