mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

На редкость беспомощна статья Каспарова об умершем Корчном. Пересказ чужих воспоминаний, доступных всем в интернете. А ведь матч с Корчным в декабре 1984, срыв которого удалось предотвратить не без участия Виктора Львовича, фактически открыл Кааспарову путь к поединку с Карповым (Смыслов был не в счет). Неоднозначны были и высказывания Корчного о Каспарове. Каспарову было о чем вспомнить, если б захотел.
Такая трусость в оценке Корчного свойственна, конечно, не только Каспарову. Стыдливые упоминания об увлеченности Корчного борьбой читать неловко, даже в изложении тактичного Геннадия (Генны) Сосонко. За победу и самоутверждение Корчной готов был пожертвовать чем угодно и предать что угодно: логику, элементарную порядочность, дружбу, семью. Не просто был готов, а делал это и делал постоянно. Но ведь за такой сволочизм в движении к вершинам спорта мы и любим корифеев: и Корчного, и рано ушедшего боксера Артуро Гатти и другого недавнего покойника – великого Мухаммеда Али. Невозможно читать про порядочность Али: нормальный человек не сел бы с ним на одном поле. Но Али был велик, а нормальный человек – нет.

Говоря о Корчном, надо четко понимать, чем он был велик и чем он важен для нас. Конечно, надо бы вспомнить его рекорды: шахматное долголетие, победы в матчах над тремя экс-чемпионами (Талем, Петросяном и Спасским), трехкратный безуспешный поединок за звание чемпиона (матч с Карповым в Ленинграде отнесем туда же, хотя тогда никто и не знал, что Фишер откажется от борьбы). Вспоминать надо о том, что Корчной в двух циклах борьбы за шахматный трон, в 1976-1981 годы, в самый замшелый период застоя, поставил раком всю советскую систему. О Солженицыне можно было молчать, о Корчном молчать было нельзя. Он свидетельствовал о крахе совка, свидетельствовал как умел. И last but ох как not least, сумел не поддаться соблазнам, облепившим в 90-е всех заслуживших ореол борца с рухнувшим режимом.

Каспаров это несомненно понимает. Вроде и чемпионом был, и доской по башке получил, и ментов зубами грыз, а все ж не Корчной. Поэтому и нормальных воспоминаний о Корчном Каспаров не напишет. Он предпочитает гордиться, что «даже после стольких лет репрессий Россия еще способна производить кого-то столь храброго и честного», как художник-акционист Павленский, который-де жертвовал ради самовыражения своим телом (сам Каспаров побогаче Павленского, у него, кроме тела, был еще и ум).
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →