mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Три Татьяны, три источника русской сексуальной революции

Общеизвестно, что Анна Каренина стала альтернативным вариантом судьбы Татьяны Лариной. Анна – это Татьяна, которая решилась пойти против мнения "света", но не выдержала. С Анной сопоставляли Аксинью Астахову, которая, изменив мужу, "гордо и высоко несла свою счастливую, но срамную голову" (это очевидная реплика на толстовское "но чем громче он говорил, тем ниже она опускала свою когда-то гордую, веселую, теперь же постыдную голову"). Однако к образу Татьяны Аксинья не восходит. Татьяна и Анна – это Татьяна - 1 и Татьяна - 2, но Аксинья – это Анна - 2 или , если угодно, Татьяна - 2А.
Однако, как мне кажется, есть и Татьяна - 3, вершина в этом эволюционном ряду.

В опере "Катерина Измайлова" Шостаковича, переработанном варианте поставленной в 1934 и запрещенной в 1936 "Леди Макбет Мценского уезда" между Екатериной и Сергеем происходит такой обмен репликами: "– Если б могла читать я книги! – Книги иногда дают нам бездну пищи для ума и сердца. Но разве может чтенье дать нам счастье, что дает нам любовь!..".
Это прямая отсылка к фразе Евгения Онегина: "Правда, дает нам чтенье бездну пищи для ума и сердца, но не всегда сидеть нам можно с книгой".

В первом варианте оперы Шостаковича вместо "– Если б могла читать я книги! – Книги иногда дают нам бездну пищи для ума и сердца. Но разве может чтенье дать нам счастье, что дает нам любовь!.." стоит другой диалог:
"– Если б ребеночек родился! – Да ведь и ребеночек, позвольте мне вам доложить, тоже от чего-нибудь бывает, а не сам по себе..."

Интересующие нас изменения внес либо сам Шостакович, либо Исаак Гликман, перерабатывавший весной 1955 года по просьбе Шостаковича и в соответствии с его указаниями либретто "Леди Макбет". Из прокомментированной И.Гликманом его переписки с Шостаковичем неясно, кто именно внес в текст либретто интересующую нас правку (Письма к другу. Дмитрий Шостакович — Исааку Гликману. М. – СПб., 1993, С. 109-110, 113).

Забавно, что ни у Лескова, ни, соответственно, у Пушкина этих фраз нет. Они есть в либретто Шостаковича - Прейса - Гликмана и, соответственно, П.И. Чайковского - К.С. Шиловского.
Шостакович недвусмысленно намекает, что пришедший к Катерине Сергей – это Евгений. Но тогда сама Катерина становится Татьяной!

Выстраивается следующий ряд:
Татьяна - 1 (Ларина) не смогла пойти против общества, бросив мужа;
Татьяна - 2 (Анна Каренина) смогла бросить мужа, но не вынесла общественного осуждения;
Татьяна - 2А (Аксинья Астахова) бросила мужа и открыто бросила вызов обществу (Мужу пропишешь?.. Пиши хучь наказному атаману, а Гришка мой! Мой! Мой! Владаю им и буду владать!..");
Татьяна - 3 (Екатерина Измайлова) не только изменила мужу, но убила его и свекра, то есть пошла войной на общество.

Хотя в первом варианте оперы Катерина еще не указана как "Татьяна - 3", но ее уже можно угадать. Замечательные сцены страсти, раскаяния, похоти и разврата – вплоть до совершенно отвязной и единственной, наверное, в своем роде передаче полового акта симфоническими средствами – думаю, Шостаковича атаковали не за "сумбур", а за убийственную четкость.

Было бы очень интересно узнать, как бы Шостакович трактовал Аксинью Астахову. С 1964 года Шостакович работал над оперой "Тихий Дон" по либретто Ю.Лукина, но в 1966 году отказался от этого замысла (Шевляков Е.Г. "Тихий Дон" Дмитрия Шостаковича: история ненаписанной оперы. Южно-Российский музыкальный альманах. 2007, выпуск № 1). А жаль, "Тихий Дон" Шостаковича стал бы шедевром, лучшей оперой второй половины века.
Tags: Замечания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments