mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Куда там Андропову

Разговоры о том, что Россия возвращается в СССР, к имперскому прошлому или же к сталинизму, я не люблю за их неконкретность. Вернуться в некую точку в прошлом нереально, хотя вполне возможно оказаться где-то рядом, на каком-нибудь не реализовавшемся ответвлении исторического развития. Впрочем. кому от этого легче.
Последнее время мне все чаще стали попадаться, в прессе и сети, какие-то необычные доносы. Например, некий юноша с томным взором сигнализирует в "Известиях", что в учебник по математике для 1-го класса включено стихотворение Виктора Шендеровича. Одновременно с ним историк, давно и успешно пропагандирующий фашизм под видом борьбы с национализмом в бывших советских республиках, советует московскому правительству перекрыть кислород Театру Романа Виктюка за проукраинские высказывания режиссера.



Нет, доносительством самим по себе в России вряд ли кого можно удивить, в этих доносах странно другое – стремление лишить "пятую колонну" средств к существованию. Ведь даже в послесталинском СССР такого не было. Александр Галич сочинял и исполнял антисоветские песни, зарабатывая написанием киносценариев, за один из которых был даже награжден премией КГБ! Варлам Шаламов работал себе потихоньку и даже был принят в 1973 году в Союз писателей, легендарный Бидия Дандарон, четырнадцатое рождение хамбо ламы Джаягсы Гэгэна, после сталинских лагерей долго работал в бурятском филиале Сибирского отделения АН СССР (правда, в 1972 его снова арестовали, но это уже другая история). Крупные неприятности с КГБ не помешали Довлатову устроиться в журнал "Костер". Померанц, которого с 1976 года было вообще запрещено упоминать в советской прессе, продолжал в тот период работать в ИНИОНе, месте весьма уважаемом и любимом московской интеллигенцией. Таких историй было много, они типичны.
Человека преследовали за инакомыслие, но не лишали заработка. Понятно, что диссидентов не брали на "хорошую" работу, то есть на такую, которая подразумевала карьерный рост, но они спокойно занимались преподаванием, переводами, а уж уход писателя-диссидента в детскую литературу считался чуть ли не нормой.

Сейчас в российском обществе сформировался четкий запрос на уничтожение "пятой колонны", запрос, которого не было в СССР 60-80-х. Исторически этот запрос апеллирует к временам Сталина, что не удивительно. Современный россиянин измеряет свои ценности определенной эпохой, кульминировавшей в один из майских дней, очередную годовщину которого назначают теперь в России главным событием года. Сегодня вопрос стоит не о том, хочет ли Россия вернуться в те времена, а в ее способности совершить это возвращение – в той или иной форме. Речь идет, конечно, не об исторически достоверной реконструкции той эпохи (хотя с историческими реконструкциями в нынешней России, как известно, все в порядке), а о воссоздании того специфического ощущения, которое соответствует представлением постсоветских россиян о "Золотом веке". А острых ощущений, за которыми гоняются россияне, всего три: ощущение от унижения и /или уничтожения врага, и ощущение Большой Победы. Третье ощущение возникает от мыслей о терниях, через которые общественность хочет прийти к этой победе. Сейчас уже не редкость заявления домохозяек о том, что они не рвутся жить богато, как в Европе, а хотят, наоборот, чтобы Европа хлебнула горя; и крымский предновогодний "телефонный референдум" о готовности жить без света в пику Украине – о том же. Эта готовность к лишениям, которую обычно рассматривают в рамках конфликта "холодильника с телевизором", крепнет пропорционально росту истерии в социуме.

Распространенное заблуждение объясняет этот конфликт так, как будто каждый сигнал от "холодильника" тотчас начинает бороться в голове реципиента с сигналом от "телевизора". Все наоборот. На данном этапе сигналы от "холодильника" вступают в резонанс с "телевизионными". Сужение ресурсной базы среднего класса, самой граждански активной части общества, провоцирует рост истерии с выплеском агрессии по наиболее "проработанным" каналам: то есть опять же против внешнего врага и оппозиции. Истерик утверждает, а не занимается самокопанием. К смене парадигмы, то есть в данном случае – к мыслям о вине путинского режима в нынешнем плачевном положении России общество сможет придти только в спокойном состоянии, иначе откуда взяться рефлексии?

Единственная надежда на исправление создавшейся ситуации может быть, на мой взгляд, связана с тем, что российское коллективное бессознательное просто не сможет с какого-то момента поддерживать требуемый от него телевизором уровень агрессии к внешнему миру и сбросит возбуждение до какого-то безопасного для себя и окружающих уровня.
Tags: Политика
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 110 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →