mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Сделать англосакса

В наделавших немало шуму заявлениях патриарха Кирилла и главы Комитета по международным делам Госдумы Константина Косачева по национальному вопросу гораздо больше общего, чем может показаться на первый взгляд. Глава РПЦ, говоря 12 марта на встрече с участниками Группы глобального лидерства Всемирного экономического форума в субботу в Москве о крахе модели мультикультурализма, заявил, что в Европе обнаружили невозможность "из турка или араба сделать англосакса".
В тот же день было опубликовано интервью Косачева журналу "Профиль", в котором российский депутат заявил, что если дать русскому языку такие же полномочия и свободы, как украинскому, то от этого мог бы пострадать уже украинский язык, и добавил, что это "было бы совершенно неправильно для судьбы государственности, для суверенитета Украины".

Что сказал патриарх? По сути он показал, что понимает под мультикультурализмом обязанность приезжего отказаться от своей национальности, стать, условно говоря, из турка англосаксом. Это очень странное требование. Если бы я, допустим, переехал в Англию, я бы, разумеется, постарался, вздыхая тайком об уставе родного монастыря, следовать местным правилам – завтракать овсянкой, ездить не по той стороне, не блевать где придется (хотя герои "Возвращение в Брайдсхед", помнится, сводят знакомство как раз после того как один из них блюет, всунувшись с улицы в чужое окно). Но если бы мне кто-то сказал, что я должен стать англосаксом, боюсь, англичанам пришлось бы отстраивать свой Биг-Бен заново. Впрочем, можно не горячиться: англичане ничего такого не требуют. Зато наши...

В том же русле и заявление Косачева. Есть глубокая диалектическая связь в том, что после долгих лет втолковывания независимой Украине, что она-де не имеет права на своей территории поступать с русскоязычием так, как ей хочется, Россия вдруг заявляет – да фиг с ним, с этим русским языком. Казалось бы – так рьяно защищали и так легко сдают. За курильчан стеной встанем, а с Китаем договорились – и вот уж весь Хабаровский край узнает о передаче островов из газет. Все эти одинаково неприемлемые крайности тесно связаны друг с другом, а суть этой связи становится ясна из слов патриарха об англосаксах. Становится понятным и невозможное, на первый взгляд, сочетание горячего патриотизма, которым пропитан у нас любой разговор о соотечественниках, с таким отвратительным отношением к репатриантам, что знакомые, уговорившие их вернуться, сгорают со стыда.

В мире нашей политической и общественной элиты, в мире патриарха Кирилла и депутата Косачева, есть сильные и слабые. Слабые могут, и то в лучшем случае, быть объектом заботы, воспитания, но уж никак не субъектом права. То есть если ты народ, то твое дело – быть "англосаксом". Тем, кем прикажут те, кто сильнее тебя. Если живешь на Украине, соответственно, украинцем. Россия, конечно, может вступиться за соотечественника, но только в том случае, если заподозрит в нападках на него издевку над собой. А не заподозрит – да и пропадай ты пропадом. Так Степану Астахову казалось, будто Петро Мелехов нарочно бьет его лошадь ("Ты что же... Своего коня прижеливаешь, а с моего кнут не сходит? - Гляди дюжей. Чей не тянет, того и погоняю"), но говорила в нем, как легко догадаться, не любовь к лошадям.

В России Так называемая "низовая субъектность", то есть социальная активность народа очень часто бывает малоприглядна, но отношение "верхов" к этой "субъектности" – еще гаже. Вы, простите, лошадь? Ну так езжайте, не задерживайтесь.
Tags: Замечания, Политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments