mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Неунывающая сложность

Платоник как-то заметил, что антиклерикалы, объясняя популярность веры среди уголовников их желанием быстро очистить совесть для новых грабежей и убийств, исходят из ложного представления о легкости покаяния. Легкость того, чего ты ни разу не делал, - вещь известная, хотя, казалось бы, можно и вспомнить для сверки своих оценок хотя бы историю Кудеяра-атамана (И прегрешенья отмаливать/ К гробу господню идет,/ Странствует, молится, кается,/ Легче ему не стает).

Точно так же противники Бычкова почти всегда упоминают о примитивности его подхода к жизни. Например, философ и поэт Иван Давыдов пишет о войне, в ходе которой любители простых решений пытаются спихнуть мир в канаву бинарных оппозиций, "из которой люди, по правде-то сказать, не так давно выбрались". Это горделивое фотографирование себя на фоне стрелы времени очень характерно для наших либералов. Презумпция чужой примитивности и собственной сложности хоть в явном виде, хоть отголоском, будет присутствовать почти в любом их высказывании о тех, кто не пользуется самой передовой в мире идеологией.

В этом плане становится понятен недавний вопрос Блехера: есть ли христиане среди тех, кто выступает против Бычкова и самодеятельной борьбы с наркоманией. Действительно, мы вправе ожидать, что с самомнением (не скажем – с гордыней) у людей, берущихся поучать Бычкова и Ройзмана, не все окажется в порядке.

"Суд линча - это и есть простое решение. Сложное решение - не вешать того, кто тебе не нравится, а пытаться создать и поддержать законы, которые сделают социум достойным", - гордо пишет девушка 28 лет, которая, конечно, все знает о том, как сделать социум достойным, и надо думать, легко объяснила бы это самому известному российскому "линчевателю" Виталию Калоеву. Но почему простой Калоев оказался один, без последователей, а таких сложных девушек, мягко говоря, немало? Оказывается, поступок Калоева совершить сложнее, чем выдать трескучую фразу из тех, которыми пичкают на курсах менеджмента, на страницах глянца или в "Доме-2". Я не воспеваю Калоева, я исключительно о сложности.

Почему я назвал фразу про "достойный социум" трескучей? Славный своими метафорами Пелевин придумал тест, в котором предлагалось подсчитать количество отличий между изображениями х.. и огурца. Максимальный балл получал тот, кто указывал, что отличие всего одно: справа – х.., слева – огурец. Точно так же Иван Иваныч или Рахиль Соломоновна, которые с позиций либеральных ценностей критикуют борцов с наркоманией, отличаются от Ройзмана лишь одним: Ройзман с наркоманией борется, а они – нет. Все рассуждения о том, что надо не нарушать закон, а совершенствовать его, моментально обесцвечиваются, когда поймешь, что это говорят люди, которые никогда этот закон совершенствовать не будут. Упоминая о "настоящих", современных центрах лечения от наркозависимости, они вовсе не имели в виду завтра их построить, а послезавтра – перевести туда всех клиентов Бычкова и Ройзмана. И если вы поймете их именно так, то на вас могут и обидеться: нельзя же так буквально к такой сложной проблеме...

Наша либеральная идеология – это пиджак с чужого плеча. Может быть, он и не плох, но уж больно комично выглядит тот, кто накинув его, задрал нос и пошел, путаясь в фалдах. Ведь ушить – ни-ни! На Западе все так ходят. Вам, лапотникам, не понять. Нашим носителям либеральной идеологии остается только удивляться тому, что с переменой масти жизнь осталась прежней. Они построили свой соломенный самолет, произнесли заклинание "Human Rights", а все осталось как было. Вместо цыганского поселка не вырос пансионат для наркозависимых, мент не превратился в полицейского из Майами, и только пачка долларов, обнаружившаяся у него в кармане, позволяет надеяться, что заклинание сработало хотя бы частично.

Научная теория не должна быть принципиально неопровержимой. Либералу бы честно признаться, где жмет, что надо ушить, а не отрицать реальность, населяя мир фашистами, угрюмыми ройзманами с наручниками и тупыми консерваторами. Допустим, я был бы противником Ройзмана (а я был), тогда бы мне пришлось как-то объяснять несовместимость целого ряда его действий с образом фашиста, насильника и противника гуманизма. Далее, заглянув во френдленту, я задумался бы, почему интеллигентнейшие Блехер, Саша Бугаев, Виталий Каплан и ailoyros, которых крайне сложно заподозрить в негуманности, поддерживают Ройзмана и Бычкова - неужто из склонности к насилию? Такие когнитивные диссонансы, если внимательно почитать блоги, встают практически перед каждым из противников Ройзмана. Это уже их свободный выбор, как вести себя перед лицом диссонанса. Свободный... Вот и Иван Давыдов начинает свою филиппику с анализа записи "доброго знакомого", а толку? Пиджак такой модный, только что из Парижа.

И либерал российский раз за разом повторяет свое "сим-сим".
"Все довольно просто: взрослых вменяемых людей нельзя пристегивать к железным койкам", - пишет Иван Давыдов и тотчас призывает отстаивать "право на сложность, на непростые решения". Тут остается только руками развести: вот ведь как непросто жить Ивану Давыдову! Зато такая сложность дает возможность сохранять бодрость духа перед лицом фактов, которые человека попроще сразу бы выбили из колеи. А это – полезное качество. Если не для души, то для психики.
Tags: Рассуждения
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 185 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →