mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Нетребовательность

Яд должен быть ядом, а не водичкой. Жаль, что настоящий яд теперь почти не встретишь. Увидев в аннотации к фильму-опере с Анной Нетребко похвалу, что Богему-де "редко исполнял столь фотогеничный и обаятельный дуэт", добрая душа _ea_ реагирует моментально: "А кто ее озвучивает, интересно?".

Даже не объяснишь сразу, почему это хорошо сказано. Какой-то наивный комментатор на Ютьюбе высказался об исполнении Элизабет Шварцкопф: "Beautiful also!! but the energy and charm of the Netrebko is missing". На что был получен ответ (даю в переводе):
"Я встречала и слышала Шварцкопф студенткой старших курсов. Ее класс, породу и стиль не почувствовать было невозможно... Глядя на то, как Нетребко скачет по сцене, я думаю, что лучше бы послушала Элизабет. Соблазнение в отличии от проституции оставляет простор для воображения. Нетребко предлагает все, что имеет, прямо на сцене, тогда как Шварцкопф заставляет вас хотеть ее. С Нетребко вовсе нет мистики".

По этому комментарию видно, что искусство приготовления словесного яда существует лишь там, где работают со словом, где много дефиниций, где каждое слово, каждый оттенок информативен. Убивать словом можно было только там, где понимали слово, где было не все равно кто и что говорит. Сейчас в интернете не найдешь человека, который мог бы качественно оскорбить: мегатонны тупого мата там, где пригодился бы маленький, с копеечную монетку, укол, на который пораженный оппонент сначала глянет с недоумением, и только потом... Впрочем, не будем отвлекаться.
Возьмите диалоги Дюма – это продолжение фехтования другими средствами! Неслучайно мы говорим об остроте, уколах и т.п., и неслучайно искусство изысканных острот вымирает. Уже на нашей памяти исчезли буриме и прочие литературные игры, которые появились в Европе как раз в XVII "мушкетерском" веке. Нелишне будет напомнить, что Дюма-отец в 1864 году объявил конкурс на буриме и издал сочиненные 350 авторами буриме.

XIX век – расцвет остроумия, которое становится одним из светских амплуа. "Мосье Трике, остряк, недавно из Тамбова", толстовский Билибин с его les mots, полковой остряк Арчаковский у Куприна, "известный губернский остряк" в "Отцах и детях" и "испытанные остряки" у Блока. У одного из приятелей А.Н.Островского была привычка "рифмовать без продыху что придется" (по выражению В.Я.Лакшина), то есть такие шутки пользовались спросом.

Живо это было и в XX веке, о чем можно судить по тем же советским фильмам (я уж не говорю про Голливуд годов до 1960-х). Острое слово ценилось в самых разных кругах, вовсе не у одной интеллигенции. Что сейчас осталось из этого? Разве что рудиментарный культ одесского юмора. Я убежден, что тогдашнее пространство, сжатое идеологическим прессом было гораздо шире того зазора, который остается между "жесть!" и "ж-е-е-сть!".


См. также "Ну и так далее".
Tags: Замечания
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments