mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Паутина лжи

Захотелось штампов. Хороших, школьных штампов. Пошел купил сборник сочинений по литературе. И сразу же увидел про время Высоцкого: "Слово вязло в паутине лжи и лицемерия". Вроде бы верно, а все наоборот. Слово не вязло в этой паутине, а жило в ней. Это теперь оно повисает в вакууме.
Ах, что за субстанция была эта паутина лжи и лицемерия! Какой другой материал мог лучше проводить вибрации творческого духа? Слово, оброненное в трамвае, звенело по всем кухням и курилкам, развозилось поездами по городам и весям. Поэт сказал: "наши речи за десять шагов не слышны" – через десятки лет прогремело. Тихо говорили, на "полразговорца" еле хватало, а было слышно. Pianissimo – а по стране волна от края до края. И дело не в громкости, а в ожидании "из пламя и света" рожденного слова, слова, которому невозможно внимать "без волненья". Полной звуков и смыслов была даже тишина. "Народ безмолвствует" – слышим, "Ни звука! Душа умирает", - слышим, "Белое безмолвие" – слышим и понимаем само это отсутствие звука.

Сейчас многим сложно представить время, когда смыслы теснились так, что слов не хватало. Доминго на мастерклассе тщетно пытается объяснить молодому тенору, что у Доницетти повтор пассажа с теми же словами и нотами означает не дубль, а прибавление смысла. Это было время такого уважения к смыслу и значимости, о котором теперь нельзя и мечтать.

Но Слову, для того, чтобы существовать, нужна была опора на анти-Слово. Так было всегда и не только в России. Без паутины лжи и лицемерия нет и Слова. Tutto è menzogna, tradimento, inganno! - "Все было ложью, обманом, изменой" – на этих трех креплениях Верди растягивает парус одной из лучших своих арий, а уж кто лучше старика Джузеппе знал, как заставить души трепетать.



То, что казалось прежде равнодушием, было, если разобраться, не столько равнодушием, сколько "смехом толпы холодной", бранью, оплевыванием алтарей. Было осмысленным злом, противопоставленным добру. Лжи сейчас, конечно, не стало меньше, но она уже не оппонирует правде. Она просто упразднила координаты верха и низа, после чего добро и зло исчезли. Слову, чтобы прозвенеть, надо удариться о твердое, а не упасть в кисель безразличия. Кисельный берег молочной реки. Как сказал поэт, "жить в эпоху свершений, имея возвышенный нрав, к сожалению, трудно". И хотя он имел в виду сказать частность, в итоге, как не раз с ним бывало, вывел общее правило. На то и поэт.
Tags: Рассуждения
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments