mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Categories:

Эффективный вампиризм и трудовая этика

Прочитав замечательный очерк schwalbemanо логической природе эффективности, а также остроумные рассуждения на близкую тему автора, чьего имени от меня не услышат любители подозревать в самом худшем всякого сославшегося на Крылова, я вспомнил о своих собственных наблюдениях за приключениями понятия "эффективность".

Персонаж одного телесериала (название которого я здесь опущу из антирекламных соображений, хотя 50 серий качественной актерской игры и являются достижением по нашим временам совершенно невероятным и достойным широкой рекламы), этот персонаж, жуликоватый замначальника СИЗО по хозчасти, подходит к тюремному священнику (действие "Зоны", увы, происходит именно в тюрьме) со словами: "вы вот тут молитесь – эффект есть?". Эффект! Сложно придумать более яркую и емкую пародию на восприятие веры неверующими!

Эффект! В этом слове слилось для постиндустриального сердца слишком многое, а ухватить словцо и как-то описать его значения совершенно невозможно. Из определений бесспорными представляются только отрицательные: не "успешный", не "хороший", не "знающий" и не "опытный". Schwalbeman нашел общий знаменатель для этих "не": не имеющий отношения к экономике.

Если принять теорию Ласточкина (а как ее оспоришь?) о том, что исчезновение градаций для понятия эффективности ("более или менее эффективный", "повысить эффективность" и прочее) не позволяет больше говорить о связи "эффективности" с извлечением пользы, то получается вполне очевидный парадокс: эффективность без эффективности. Я сделаю его еще более ярким, предложив следующую лемму: хозяева и руководители (а именно они и формируют спрос на "эффективных менеджеров") в среднем лучше нас, обывателей, понимают в извлечении пользы. Отсюда получаем: люди, умеющие получать прибыль, приобретают для ее извлечения инструмент, который по определению не способен в этом помочь.

Разглядеть ущербность этой конструкции поможет только более широкий взгляд, когда рассматривается не только работодатель, но вся система производственного процесса. Поясню на примере: застрявший в пробке автомобилист сигналит вовсе не для того, чтобы побыстрее попасть из пункта A в пункт B, а чтобы попасть туда на автомобиле. В конце концов он понимает эту разницу и спускается в метро либо идет пешком. Точно так же руководитель предприятия нанимает эффективного менеджера не для того, чтобы просто извлечь прибыль, а чтобы сделать это в соответствии со сложившейся практикой, которая сама по себе может быть убыточной.

Эффективность – это качество, обеспечивающее рост экономики, но не отдельных ее агентов – от предприятия до национальной экономики какого-либо государства включительно. При этом, как бы ни была бесплодна для нас "эффективность", любой руководитель легко распознает в человеке склонность к служению культу "эффективности". То есть "эффективность", отказываясь соответствовать значению, определенному ей словарем, обладает какими-то характерными чертами. Служа другой реальности, она все же как-то проявляет себя и в нашем мире.

Проявляет себя "эффективность" не результатом, а самой установкой на извлечение сверхприбыли, постановкой интересов сверхприбыли выше интересов трудящихся. Иными словами, служители культа "эффективности" представляют интересы асоциальных (избежим слова "антиобщественных") сил в диалоге (читай – "в борьбе") с социумом. Эффективный реформатор, вне зависимости от раздаваемых им обещаний и заявляемых целей, на практике, разумеется, не готов сделать государство богаче, но зато готов не платить пенсии, а такая готовность дорогого стоит для тех, кто понимает. Вопреки распространенному заблуждению, далеко не каждый захочет и сможет стать грабителем, а уж бескорыстным грабителем – тем более.

Социум стремится к равновесному состоянию, к балансу между затрачиваемым и получаемым, а некие механизмы, которые можно пока условно назвать экономическими механизмами, стремятся нарушить равновесие. Эти механизмы – ни что иное, как рассеянный в обществе возбудитель болезни, которую Вебер воспел и назвал протестантской трудовой этикой. Этот механизм и обеспечивает рост экономики (не благосостояния!). Эффективный менеджер – это не тот, кто поможет увеличить зарплаты или хотя бы прибыль фирмы, это тот, чьи решения простые сотрудники сопровождают бессильным "от же сука…". Главная функция "эффективного менеджмента" – заставить систему тратить больше энергии, чем она успевает восстановить. Это – самоцель. Вирусом ЭМ заражена и современная экономика – на всех ее уровнях.

Важно понять, что эффективность самодостаточна, то есть она приносит пользу, но не в той системе, в которой существуем мы, работники и хозяева. Несмотря на повсеместно внедряемую идеологию сотрудничества, эффективный менеджмент, растущий спрос и поддерживающий эти процессы дискурс действуют в своих интересах, противоположных интересам всего общества (включая даже работодателей), поскольку не дают обществу прийти к самодостаточному состоянию. Это именно болезнь, болезнь, связанная с тяжелым нарушением баланса, хотя о ней и принято говорить в совершенно противоположных терминах: "(шоковая) терапия", "оздоровление", "оживление" и т.п., ну так на то и дискурс. На этой ноте радостной ноте и закончим. Тех, кто не понял, благодарю за понимание. А тех, кто не согласен – еще и за сотрудничество.
Tags: Рассуждения
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →