mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Границы фантазии

gilgamesh_lugal не так давно писал о границах правдоподобия и прогнозирования в фантастике и футурологии: "Полста лет назад (срок довольно произвольно выбран) можно было бы писать о материалах, многократно прочнее алмаза, это выглядело бы наукоподобным и реалистичным, выглядело бы предвидением и прогнозом. Сейчас - нет. Сейчас уже в этой области границы правдоподобия ясны: откуда вещество ни возьмись, намного выше известных прочностей не прыгнешь. Ускоренному росту, переходящему в бесконечность здесь не быть".

Наверное, многие замечали нечто подобное. При всей приблизительности сроков, сложно не обратить внимание на процессы, связанные с исчезновением "белых пятен" на карте нашего сознания. Мы уже не можем читать про гигантских анаконд, про несметные сокровища африканских царей или племена каннибалов. Не только наивными и смешными, но и скучными кажутся с современных высот рассуждения о технике будущего и космических перелетах. Человек привык к тому, что ничего принципиально нового в мире не осталось. В самом деле: "белые пятна" были стремительно закрашены на рубеже 19-20 веков, финальные аккорды прозвучали, после чего наука встрепенулась было, открыв неоднозначность всего и вся, но было поздно – публика потянулась к выходу.

Как отмечал один из персонажей Клайва Льюиса, во всяком человеческом деле есть тяжелый переход от мечтаний к действительности. Как пример сильнейшего разочарования он приводит чувства мальчика, который, полюбив историю Одиссея, начинает изучать древнегреческий.
Увы, человек (не каждый, а человек вообще) устроен именно так: за дырявым холстом на стене должен открываться целый мир, а если этого не произошло, то рассуждения о деконструкции Карабаса Барабаса и квантовомеханической неопределенности открытой в стене дверцы будут уже совсем не так интересны (как не заинтересует нас то странное совпадение, что Алексей Толстой ровно в тот год, когда Шредингер познакомил мир со своим "котом", переделал коллодиевский эпизод в знаменитую сцену с то ли живым, то ли мертвым Буратино).

Поняв, что ничего принципиально нового он уже не увидит, человек утрачивает интерес. Но вместе с интересом исчезает и очень важный навык – умение воображать, мысленно дорисовывать. Многие ли из нас способны без скуки смотреть на допотопные декорации и кукольную анимацию в "Багдадском воре" или "Седьмом путешествии Синдбада"? А ведь каких-нибудь два десятка лет назад мы без труда могли представить все это "настоящим", дорисовав в уме то, чего не хватает на пленке. Да что там анимация - недавно со слов изготовителей "цветного" Штирлица выяснилось, что молодежь уже не воспринимает черно-белые ленты.

Сложно не заметить напрашивающуюся метафорическую близость этого процесса геккелеву закону о повторении филогенеза онтогенезом. Утраченная практически на наших глазах (то есть в 20 веке) способность дорисовывать реальность, исчезнувший интерес к самому процессу дорисовывания - это утрата черт, характерных для детей. Ребенку достаточно увидеть дверь, чтобы вообразить за ней сверкающий мир, взрослому этого уже мало. То же можно сказать и про отличие человека 19 века от человека нынешнего. В процессе взросления мы "перерастаем" какие-то игры, какие-то книги. Все это знают, но вряд ли можно легко сформулировать, что именно перестает нас устраивать в сказках Андерсена или романах Дюма. Остается лишь унылое ощущение: это для детей, это несерьезно, так не бывает.

Снова приходится вспомнить: кто умножает познания, умножает скорбь. Информационный груз становится неподъемен для человека. А если по старой памяти дать волю фантазии, можно даже представить, как кто-то, глядя сверху на homo sapiens, скажет: он слишком много знал.
Tags: Рассуждения
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →