mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Categories:

Россия в рококошнике

Хранящееся в Эрмитаже изображение русской избы, какой ее увидел французский рисовальщик XVIII века, можно было бы считать забавным казусом, если б оно не оказалось тесно связано с важнейшими категориями, и понятиями русской культуры.
Любимый ученик Франсуа Буше Жан-Батист Лепренс (Jean Baptiste le Prince), изобретатель гравюры лависом, прожил в России с 1758 по 1762 год. В процессе работы здесь подобралась самая большая в интернете коллекция картин Лепренса (почти все кликабельно).

Лепренс работал в Петербурге, Москве, ездил даже в Сибирь, где делал зарисовки для французского исследователя аббата Жана Шапп д’Отроша, чья книга "Путешествие в Сибирь", по словам Пушкина, "смелостию и легкомыслием замечаний" сильно оскорбила Екатерину II. В приписываемом императрице "Антидоте" находится, в частности, знаменитое высказывание, к которому восходят все последующие обвинения Запада в стремлении извращенно толковать особенности России и в нежелании признавать ее достижения: "Нет народа, о котором было бы выдумано столько лжи, нелепостей и клеветы, как народ русский". Такое же значение для русской мысли имеет и "Антидот" в целом. Так фразу "Россия заградила путь властолюбию французов; не имея возможности побороть ее, они говорят о ней как можно больше дурного, чтобы ей отомстить" с некоторыми поправками на стиль мог бы произнести и любой из нынешних российских властителей.



Иллюстрация Лепренса к рассказу аббата про обычай осмотра русских невест перед первой брачной ночью не может не напомнить критически настроенному к западной культуре русскому о последующих французских интерпретаторах российской действительности – от де Кюстина до Глюксмана. Но удивительное дело - Россия, увиденная глазами мастера рококо, в итоге совпала с тем образом, который сложился в ней для внутреннего употребления. Шокировавшие иностранцев основы русского быта и общественного устройства так и не получили европейского "сертификата соответствия", однако такой сертификат был очень быстро выдан тем элементам матрешности - напевности - самоварности, которые русская цивилизация сама предъявляла Западу в качестве визитной карточки. Разумеется, Лепренс никак не повлиял на этот процесс, но его версия России оказалась невероятно символичной. Так, например, в пяти нижеследующих картинах приемы рококо показывают Россию сквозь тот фильтр, который как раз в те годы начали осваивать иконописцы Палеха. В какой-то мере они предвосхищают послереволюционное "палехское чудо", эту красивую "экспортную Россию", которую дома ценили гораздо меньше, чем за рубежом.




Сцена из русской повседневной жизни, 1764, Эрмитаж


















Русская колыбель, 1764 Лос-Анджелес, Музей Гетти.



















Крещение на Руси, 1765, Лувр




















Колыбель (Le berceau), 1769



















У хироманта (Visit to a Palmist), Circa 1775


















А в этих четырех картинах Лепренс явно предвосхищает Венецианова.

La pompe, 1771




















La ferme, 1771

























































Следующие три иллюстрации к книге Шапп д’Отроша показывают виды наказаний: кнут, бич, и батоги. По поводу первой из них напомню, что Маркиз де Сад был современником Лепренса. Эстетика этой гравюры заставляет по-новому взглянуть на некрасовские строки о крестьянке, родной сестре Музы. А ведь и правда: ужасался, но любовался. Все его нравственные и гражданские переживания не были отвлеченными, а переплетались и боролись с самыми плотскими страстями – "как женщину, ты родину любил". Впрочем, о Некрасове, его убогости и мощи вряд ли стоит говорить вскользь.




























































Еще три интерьера русских домов. Причем в Лондоне не знают, что хранящаяся у них гравюра изображает (судя по книге д'Отроша) не просто домашнюю сцену, а "русский суп".



















Russian domestic scene, Courtauld Institute of Art, London, UK



















"Русский суп", гравюра из книги д'Отроша

















Дальше я разместил самые разные картины Лепренса, которые иллюстрируют как русские типажи, так и высочайшее мастерство французского рисовальщика. Кажется, сама российская действительность заставляла Лепренса искать, открывать и тотчас забывать новые формы художественного выражения. Здесь и жанровые сцены, иной раз граничащие с лубком, и проникнутый тонким лиризмом портрет молодой горожанки, томные красотки с фавнообразными мужиками в сибирских общественных банях, и совершенно неожиданный для Лепренса по-петербургски холоднющий вид Дворцовой набережной, и беспросветно тоскливый деревенский пейзаж, реалистичность которого, кажется, только усиливается попытками художника эстетизировать покосившиеся крыши и чахлую растительность.
Все вместе – Россия, которая всегда была, и Россия, которая существовала только в воображении, тоже, впрочем, всегда. Своего рода энциклопедия русской жизни. Зря он вернулся во Францию.

The Art of Pleasing, 1771, Cleveland Museum of Art, Ohio























Girl in Russian Costume, private collection



















The Russian Dance, 1769, Metropolitan Museum of Art



















Общественные бани



















Le Caback ou espèce de guinguette aux environs de Moscou, 1767



















Les Nouvellistes, 1768















Пейзаж в окрестностях Тобольска



















Le Joueur de balalaika, 1764







































"Дворцовая набережная". Гравюра Ж.-Б. Леба с рис. Ж.-Б. Лепренса. 1778.



















Сибирская стерлядь



































Завершу обзор серией гравюр Лепренса с народными типажами. Картинки кликабельны, видны подписи и детали одежды.























Tags: Рассуждения
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →