March 19th, 2014

Пересматривая итоги

Главное, что сейчас изменилось, это краеугольное для национального самосознания и для внешнего позиционирования России представление о русских как о народе-освободителе. Русский человек, согласно сложившейся в XIX-XX вв. общенациональной договоренности, все время защищался от врагов, а если и преступал границы Отечества, то только для защиты соседей. "Кто с мечом к нам придет...", "Чужой земли мы не хотим...", "Не нужен нам берег турецкий" и многочисленные солдаты-освободители – вся наша культура представляла русского человека защитником, а не агрессором, причем в большей степени защитником, чем какой-либо другой народ. За это нам прощалось почти всё (а мы сами прощали себе и побольше того). Даже сталинские аннексии не вредили этой концепции народа-защитника, народа-освободителя, поскольку население СССР не располагало информацией, достаточной для адекватной оценки происходящего на рубежах страны. Окончательно сложился этот имидж после победы над Гитлером, достигнутой ценой столь непредставимых жертв, что Россию начали воспринимать как страну, способную каким-то волшебным образом решить будущие проблемы человечества. Там где все окончательно погибло, русские придут и спасут. Насупленные и грязные, в вонючих шинелях и без представлений о нормах цивилизованного общения, но спасут.

Однако теперь ситуация полностью изменилась. Впервые русский народ во всей своей массе, имея свободный доступ к необходимой информации, сознательно одобрил захват чужой территории, причем не просто чужой, а "братской". Для внутреннего употребления концепция народа-сотера сохранится, но конвертироваться вовне она будет не лучше северокорейской воны. Многие у нас, очень многие действительно видят себя сейчас спасителями крымчан, но это их мнение уже не перешагнет границ России. Заголовки типа "По украинским военным в Крыму стрелял русский спецназ" формируют новую реальность. Россия в одностороннем порядке пересмотрела итоги Второй Мировой, а заодно и всей своей культуры за последние двести лет, лишив себя тем самым всех бонусов. Теперь о русских, как носителях "культуры Толстого и Достоевского", а также какой-то особой духовности, говорить не приходится. Это, пожалуй, самое важное, что произошло с нами со времени полета Гагарина. Впрочем, судя по всему, впереди еще много интересного.

8.71 КБ

20.64 КБ
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Сдался ли Запад?

Мне кажется, сейчас есть недопонимание позиции Запада по Крыму. Запад не спешит с экономическими санкциями не потому, что решил от них отказаться, а потому, что отпала срочность. Принято считать (и с этим, по-видимому, солидарен даже политолог Роберт Пейп, специально исследовавший мировую практику санкций), что санкции за некий осуждаемый международным сообществом шаг не заставят наказываемое государство отступить назад. Руководствуясь этой логикой, Запад действительно должен отказаться от санкций: Крым уже не вернуть, а финансовые и торговые ограничения России ударят по экономикам многих стран, особенно сильно – по Балтии и все той же Украине. Что толку выдергивать из глотки оппонента уже пережеванный Крым? Надо смириться со случившимся и как-то жить дальше.

Эта логика была бы правильной, если бы речь шла только о Крыме. Однако Запад уже не решает проблему Крыма, а видит главную свою задачу в том, чтобы остановить Россию от дальнейшего расширения своих границ, не допустить установления подконтрольных Москве режимов в других странах и экспорта путинской политической модели. Вторая по важности задача Запада в том, чтобы жестко и демонстративно наказать нарушителя международных правил и норм, уведя существующий миропорядок подальше от открывшейся вдруг зоны турбулентности.Collapse )