?

Log in

No account? Create an account

April 8th, 2013

Для исследования авторства "Тихого Дона" особую ценность имеют встречающиеся в романе фрагменты текста, заведомо принадлежащие перу Шолохова. Их можно уверенно выделить только в случаях, когда точно известен протограф для того или иного фрагмента. Сравнивая протограф с итоговым текстом, мы можем досконально рассмотреть, как работал Шолохов, получить объективные данные об используемых им приемах и уровне его литературного мастерства.

Надежно выделяемые образцы можно разбить на две группы: 1) фрагменты, протографом которых были опубликованные в России и за рубежом мемуары участников гражданской войны и 2) внесенная рукой Шолохова правка в первоначальный текст рукописи (принадлежность которого Шолохову многими ставится под сомнение).
Не претендуя на полноту изложения, разберем яркий пример из второй группы, а именно – родословную Мелеховых, один из самых известных фрагментов "Тихого Дона"Read more...Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Последний политик

Тэтчер – последний европейский политик. С окончанием противостояния двух систем политики Запада исчезли как явление, остались лишь временные администраторы. В эпоху мировых войн и последующей борьбы с СССР в историю входили не только руководители государств, Ллойд Джорджи, Пуанкаре, Черчилли и Эйзенхауэры, но и такие необязательные фигуры как сенатор Маккарти или рядовой дипломат Кеннан.

Соответственно политики уцелели лишь там, где сохранилась логика противостояния: например, в Иране, Белоруссии и на Кубе, в недавних Ливии и Венесуэле и, конечно же, в России. Ахмадинеджад, Лукашенко и Путин – политики, а Меркель, Олланд, Обама, не говоря уж о всевозможных Баррозу – нет. Они лишь управляющие, которых поставили приглядывать за механизмами постиндустриальной экономики. Человека не допускают к штурвалу истории нигде, кроме тех государств, в которых правители сами решают, чего им можно и чего нельзя.
Возможно, у такого положения вещей есть не только плюсы.