?

Log in

No account? Create an account

December 11th, 2012

Право на право

Ужас и абсурдность ситуации с Анхар Кочневой, русско-украинской журналисткой, которую два месяца назад похитили сирийские "революционеры", становятся явными, когда понимаешь, что все сведения об исчезновении Анхар, о требованиях выкупа и угрозах казнью приводятся со ссылкой не на украинский или российский МИД, не на правительства обеих стран, не на силовые структуры или, на худой конец, на источники, близкие к переговорам, а на экс-депутата Госдумы Дарью Митину. Что за источник такой Дарья Митина? Да никакой она не источник. Все эти дни, точнее, с 12 октября, когда стало известно о похищении Анхар, Даша работает громкоговорителем, пытаясь вбить в головы журналистам и чиновникам информацию, которую те запросто могли бы получить в открытом доступе: похитили, требуют $50 млн., обещают казнить 13 декабря. Вот, например, она объясняет любопытствующему, где нашла текст ультиматума, подписанный командирами FSA Абу Джандалем и Фаридом Абу Хусейном:

16.76 КБ

Примерно так она и общается с прессой. Пресса вздыхает и неохотно пописывает что-то, ссылаясь на "экс-депутата Госдумы". Янукович в октябре поручил МИДу выяснить все обстоятельства похищения граждански Украины, которая, не удержался от замечания президент, "работала для российских телеканалов". Россия и вовсе не проявила интереса. Мать Анхар попыталась встретиться в Киеве с российским послом Михаилом Зурабовым, но ее не пустили. Read more...Collapse )Однако в России хотя бы пишут об Анхар, хотя бы со ссылкой на "экс-депутата Госдумы", Запад же и вовсе не заметил исчезновения Кочневой. Если бы ей уделили десятую долю того внимания, доставшегося недавно Наталье Морарь, смелой журналистке, которую дважды не впустили в Россию! С ней фотографировалась Хиллари Клинтон, а наша Лия Ахеджакова отметила снятие запрета на въезд Морарь как едва ли не главное событие медведевского правления: "Спасибо, что вернул Морарь, это ему зачтется".Read more...Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
Это была ее вершина, конечно