?

Log in

No account? Create an account

May 31st, 2012

Bolshoi fail

В фотоотчете Рустема Адагамова об экскурсии по Олимпийскому парку в Сочи внимание многих привлек плакат с названием строящейся Большой ледовой арены (фотография Р.Адагамова):
фото Рустема Адагамова

Понятно, что это название представляет собой кальку с The Bolshoi Theatre (он же просто Bolshoi). Однако русское слово "большой" вовсе не обладает какими-то особыми свойствами само по себе (ср. "велика Федора, да дура", "Иван мал, да удал"). Достижения Большого театра и только они превратили часть его названия в имя собственное. Путая это имя собственное с прилагательным "большой", оргкомитет сочинских игр делает Bolshoi ошибка. Read more...Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
Решение Газпромбанка отозвать иски по поводу инцидента с участием автомобиля первого вице-президента банка Александра Шмидта позволяет подвести некоторые итоги. Хотелось бы, чтобы все стороны сделали для себя какие-то выводы, но на это, видимо, надеяться не стоит. СМИ по-прежнему уверены в том, что автомобиль банкира сбил ребенка на переходе и что иски к блогерам были вызваны только тем, что они сообщили о самом факте ДТП.

Что касается самого Газпромбанка, то ему виднее, может ли занимать пост первого вице-президенты человек, публично высмеивающий родителей пострадавшего ребенка (даже если сам Шмидт и считает, что родители его оклеветали). Так что ничего в целом не изменится, но один вывод мы все-таки можем сделать. Тот факт, что Газпромбанк подал иски против блогеров и догадался их отозвать только тогда, когда одно название банка стало вызывать у его потенциальных клиентов приступ тошноты, говорит о многом. Нет-нет, не о том, что "кто-то кое-где у нас порой", все еще недооценивает значения блогосферы, а о том, что одним из крупнейших банков России руководят люди, которым никто из подчиненных не решится о значении этой самой блогосферы рассказать.

Не в блогах дело (хотя в Газпромбанке, скорее всего, решат, что именно в них). Кто-то оценивает эффективность подчиненных по количеству заведенных ими аккаунтов, а кто-то социальные сети в гробу видал. Это дело вкуса, а проблема в другом - в строгом вертикальном устройстве наших бизнес- и политической моделей, при котором никакая критика начальства в принципе невозможна. Эффективность этой модели мы и смогли увидеть во всей красе. Вряд ли стоит сомневаться, что государственное управление у нас устроено более разумно, чем управление бизнесом.

Кто-то обязательно скажет, что так бывает не только у нас. Это верно. Беда в том, что у нас-то бывает только так.