February 14th, 2012

(no subject)

Поскольку я выступал против попыток обвинить Мирзаева чуть не в умышленном убийстве Ивана Агафонова, выскажусь и теперь, когда суд решил отпустить спортсмена под залог в сто тысяч рублей, а прокурор говорит о вероятности условного срока.Collapse )

Но при этом достаточно ясно, что проступок Мирзаева по тяжести лежит между статьями 109 и 111. Это нельзя полностью счесть неосторожностью (109), но нельзя говорить и об умысле на причинение тяжких телесных (111). Дырка в законе, в которую в данном случае быстро уходит вера в справедливость. При вынесении приговора суд не должен учитывать, что преступник – дагестанец, а потерпевший – русский, однако при вынесении несправедливого приговора этот фактор обязательно сыграет свою роль. Это объективная реальность. Усугубляет ощущение несправедливости и ситуация с мотивом Мирзаева. Закон не содержит инструментов, чтобы четко выяснить, что думал Мирзаев в момент удара ("хватит", "отойди" или "порву", "покалечу", "убью гада"), отсюда интерес к поведению подсудимого, которое многие сочли вызывающим. Невнятные извинения были поняты как нежелание унижаться перед родителями погибшего или даже как желание показать, что вопросы решаются не с ними, а с другими, серьезными людьми. Это к делу не пришьешь, но из рассмотрения не выкинешь.

Очевидно, перед нами тот случай, когда нужны некая мудрость и "политическое решение". Ну вот мы его и увидели. Во всей красе. Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

О параллели с Луковенко

В интернете ходят ссылки об идентичности дел Расула Мирзаева и Виктора Луковенко (первому светит максимум 2 года, второму дали 8). Друзья, ну нельзя же так! Мирзаев, по официальной версии, нанес удар, а упавший скончался из-за неудачного падения. Луковенко, если верить официальной версии (вина Луковенко, кажется, доказывается только показаниями его приятеля Бурмистрова), с двумя (!) друзьями напал на темнокожего гражданина Швейцарии в метро (в день "Русского марша"), и тот скончался непосредственно в результате множественных ударов (бутылкой по голове, потом ногами и руками). В обоих случаях перед нами преступление, но нельзя же их сравнивать, тем более, спекулировать на этом. Ах да, в обоих случаях преступники сочли, что потерпевший грубо разговаривал с девушкой. Но Луковенко, видите ли, дали 8 лет.

Злоупотребления на теме двойных стандартов достигли у нас каких-то чудовищных размеров. Складывается впечатление, что у нас справедливость не интересует никого. Все о ней говорят, но на самом деле мечтают перетянуть одеяло в свою сторону.