December 21st, 2011

(no subject)

Я не думал, что могу узнать что-то принципиально новое о масштабах северокорейского тоталитаризма, но тщательно зафиксированные тамошней пропагандистской машиной народные плачи по покойному Ким Чен Иру все же потрясают воображение. Можно уже не спрашивать корееведов о валовом продукте, степени свобод и особенностях внешней политики. Бьющаяся в истерике нация – вот главный продукт и главный итог правления лежащего в стеклянном гробу карлика. Пишут, что в Корее начались самоубийства. Все это характерно для жертв насилия, но многие ли думают сейчас о том, как избавить несчастный народ от той постыдной и болезненной зависимости, в которую он попал?

В наше время обвинения в тирании утратили однозначность. Претензии можно предъявить любому национальному лидеру, на чьих руках кровь, то есть почти каждому. Тем не менее, этот вопрос не становится вовсе нерешаемым. Худший вид тирании - когда порабощают души. Ничего нет более страшного, чем люди, оправдывающие своих насильников, рыдающие по убийцам своих родных. Из этого и надо исходить.Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.