mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Мелизмы смыслов

avva умеет походя поднимать сложные темы:
"Один из самых мерзких видов выпендрежа и самолюбования - выражения типа "и пусть меня все травят за то, что я сейчас скажу...", "опять обнаружу свои людоедские взгляды...", "да, такой вот я неполиткорректный...", и проч. и проч.
Когда такое видишь, можно быть уверенным: сразу за этим следует какая-нибудь дрянная мыслишка, которая не может даже постоять за себя... Если убежден в чем-то, так и скажи".


Меня порадовало, что не все комментаторы с ним согласились. Совершенно не нужно обеднять наши мысли и чувства.

Если человек сказал "один из самых мерзких видов", а не "многим не нравится" и не "никогда не понимал и не пойму" (как начал сам avva свой пост о флейме у Житинского), значит он хотел, чтобы его текст прозвучал именно так, а не иначе. Если человек не хочет показаться людоедом, то это совсем не тот текст, автор которого хочет им казаться, и не тот, автору которого глубоко безразлично, кем он предстанет перед читателем.

Самое смешное, что манера письма каждого человека индивидуальна. Наши посты - это театр одного актера, иногда с участием публики (см. пиндологию - вот и вот). Каждое слово несет какой-то оттенок: вот здесь украшено - не просто так, здесь разрыто-раскопано - не просто так. Тут рубанули, там подчеркнули, здесь - эмоциональная волна (прекрасная половина ЖЖ эти вещи не напрягаясь делает).

Это не только литература, но и средневековая улица - рожи наши одна другой краше, здесь не только смысл сказанного, а каждый еще и хочет, чтобы его видели таким, а не эдаким; пудрятся, поправляют на груди шитую золотом перевязь, плюют в лицо, рвут на груди рубаху. Втолковывают, взяв за пуговку, орут, надсаживаясь, в ухо, кого-то вынесли на кулаках и шваркнули о пушкинский дуб, кто-то уже лежит в углу мертвым аккаунтом.
"На скамьях за длинными столами пили, ели, божились, смеялись, плакали, целовались, орали похабные песни потные солдаты в расстегнутых мундирах, морские бродяги в цветных кафтанах на голое тело, женщины с едва прикрытой грудью, серые штурмовики с топорами между колен, ремесленники в прожженных лохмотьях. Слева в тумане угадывалась стойка, где хозяин, сидя на особом возвышении среди гигантских бочек, управлял роем проворных жуликоватых слуг, а справа ярким прямоугольником светился вход в чистую половину - для благородных донов, почтенных купцов и серого офицерства".
Tags: Замечания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments