mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Русская латимерия

Давно было, сейчас уж, честное слово, не упомню, кого спрашивал, зачем и о чем, только посоветовали мне читать журнал сельского священника evgent'а.
Интерес к русской культуре теперь носит характер, скорее, антикварный. Наскоро записываем увиденное, как византийцы античных авторов: успел - хорошо, а нет - значит пропало. Одним из последних этим занимался Юрий Коваль. В его Шергине и Соколове-Микитове, в его прозе видишь людей, с которыми мы родня только наполовину, своей темной, порочной, если угодно, стороной. Избавиться от нее нельзя - попытки отскрести русскость не удаются даже бывшим советским евреям, но и обрести вторую половину, светлую, уже невозможно. Глядя на тех людей, понимаешь, почему вера в будущее Руси зародилась тогда, когда она еще не могла опереться ни на Толстого, ни на Гагарина, ни на Сталинград. Понимаешь, что они - хозяева своей земли и своей истории, а мы - гости, туристы и квартиросъемщики.

У тех людей было какое-то совершенно неизвестное нам отношение к жизни - уверенное, спокойное, соразмерное и даже любовное. Это не восточная гармония с бытием, а что-то другое. Подыскивая слово, я вспомнил, что Коваль назвал очерк о Шергине "Веселье сердечное", именно потому назвал, что в воспоминаниях об угасающем старике не может быть никакого веселья, оно в другой сфере, воспринимать которую мы разучились.

После этого встретить вдруг в наше время, да еще в интернете человека, до сих пор живущего в том мире, было настолько удивительно, что я несколько раз сомневался: не подделка ли? Нет, такое не подделаешь. Правдивость чувств сообщает пишущему человеку редкую силу, которую не спутаешь с обычным мастерством, ремеслом или творческой изощренностью, он уже не боится ни простоты, ни глубины, мочит ноги в каждой луже, а потом идет по морю, как посуху.

"Мы делаем крестный ход вокруг центра посёлка. Утром служу утреню, без литургии (всё равно причастников нет) и выходим из храма. Площадь в посёлке уникальна, она объединяет администрацию, милицию, военкомат, Дом культуры, ресторан, почту, банк, роно, отдел сельского хозяйства. Посреди – Ленин руки в карманы, изобретатель странного сего государства. ... Маршрут около километра, бедные бабушки мои. Весь ход не идёт в здания, только я, матушка с корзиной и пономарь с чашей. Дочка моя раз ходила, а уж большая, говорит: «Не пойду ещё, как дебилы ходим». Я разругал её за вольнодумство, а ведь что: права. Благоволил Бог юродством проповеди спасти верующих. Вот мы и юродствуем Христа ради, пожалуй, я и дебилом готов прослыть в дни сии. Только чрезмерное бывает плодотворно, всё умеренное бесплодно – сказал умный человек.
А сейчас пойду к куму, водку пить. С праздником!"


"И вот районная администрация. Не люблю я нашего мэра. Обещает много, не делает ничего. За восемь лет власти ничем церкви не помог, но распишет будущее – заслушаешься. Но, однако, сегодня сунул тысячу в церковную кружку.
- Мы вот собираемся площадь украсить фонтаном, напротив вашей церкви.
- Знаю, - отвечаю,- а скульптуры обнажённые будут?
- Нет, что Вы!
- Жаль, - говорю.
Увы, в таком кабинете чувства юмора нет ни у кого. Застыли напряжённо заместители".

"Мысли о смерти приходят просто, без боязни, без паники или беспокойства. Утром, когда проснёшься раньше всех в доме, лежишь в тишине и солнце ещё только краснит потолок и стены, проблема жаворонков, только они поют сейчас радостно. Снов не бывает, таких утешительных, свежих, дарительных, забыл в секунду, а после ходишь до полудня с полуулыбкой прощёного человечка, даже не простили, а просто забыли провинности, дескать, детская шалость, иди погуляй, радость моя. Вот их нет давно. Прохладно и спокойно приходят такие мысли, трезво напоминая: всё закончено, завершено, исполнено, «свершилось и приклонь главу…»

"А у нас сады цветут, всё белое, с розовыми оттенками. Волнами тёрн, слива, вишня, яблони, каштаны, черёмуха.
И запели соловьи, вчера вечером слышал.
Запахи-то какие! Медленно гуляем по улице и наслаждаемся видом, воздухом, ароматами. Они истинно российские, трёхсоставные: цветами, шашлыками и навозом. Переходим от одной волны к следующей.
Пошел я шашлыки пробовать".

Старушка деревенская: "Ох, мужик-то мой какой золотой стал. Кажную ночь мне снится. Исправился. Раньше, как живой был, пил, ругался, мне нисколько по дому не помогал. А теперь во сне приходит, огород копает, за скотиной ходит, такой жаланный. Ему 14 числа всегда пенсию приносили, так теперь 15-го снится, деньги протягивает. А раньше-то пропивал, ничего не давал. «Бери, - говорит, - Маруся, купи себе, чего хочешь». Какой же стал хороший, дай ему Бог тама здоровья!"

"Отпел на могиле пасхальный тропарь, ектению, Вечную память. От могилы батюшки пошёл по рукам: все приглашают к своим захоронениям. Матушка подпевает, улыбается подружкам и церковным старушкам, детишки тащат мешок с яйцами и куличами, иых надавали люди.
Покойники-то все знакомые. Вот семья разбилась на машине вся разом, вот алкоголика убила жена топором, генерал из Москвы, парня задавило плитой, певчая мой бывшая, а это та, что писала на меня в епархию и в Москву жалобы многостраничные, вот армян сгорел от рака. Фото, фото..."

"Вчера в праздник собирали первые весенние грибы: сморчки. Урожайные, чистые и вкусные грибочки. Лес засыпан клейкой чешуёй тополиных почек, их аромат перебивает запахи тёплой опавшей листвы и зелёной травки. Сила природная властно тянет вверх былинки, распускает листочки и нас веселит. Любимое моё время года. Жизненная энергия весенней природы, я думаю, одного происхождения с благодатью Божией. Та, как живая вода, питает наши души, даёт способность сопротивляться искушениям, главным и злейшим из которых я почитаю уныние".
Tags: Рассуждения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments