mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Огней так много золотых на улицах Саратова

В археологии хорошо известны реликтовые признаки. Известны они, конечно, и биологам, но есть существенное отличие: археологический реликт воспроизводится не природой, а человеком, которому, казалось бы, нет нужды этим специально заниматься. Например, в каком-нибудь сосуде "редуцировалась" ручка, но гончары лет двести продолжают делать на ее месте совершенно нефункциональный налеп, потом он исчезает, но на его месте краской выводится, скажем, завиток. Гончары уже не знают, зачем это делают и не помнят, разумеется, что там была ручка. Просто в силу традиции.

Понятно, что такие реликты существуют и в сфере нематериальной, в мире идей. Например, эстафета олимпийского огня, точнее, сама идея переноса огня из Олимпии к месту Игр. Придумана под Берлинские игры-1936, горячо одобрена Геббельсом: нацисты вообще любили факельные шествия. Попутно выяснилась интересная вещь. Дело в том, что различные источники дают две версии относительно того, кто был "последним факелоносцем", то есть зажег огонь в Берлине - Зигфрид Эйфриг или Фриц Шильген. Поразительно, но даже авторы специальных статей в солидных изданиях нимало не смущаются такой "неувязкой", бездумно копируя информацию из первого подвернувшегося источника, чему особенно способствует интернет. Впрочем, копи-паст, как сказал бы Ф.Ф. Преображенский, начинается в головах, а только потом - в компьютерах.

Зигфрид Эйфриг дожил до наших дней, поэтому активно эксплуатируется журналистами. Везде однозначно говорится: он и зажег. Однако и по поводу недавно скончавшегося Шильгена говорилось то же самое. Я исходил из того, что такие вещи не подделываются. Это вам не Катынь: десятки тысяч видели все своими глазами, а миллионы - на фотографиях в газетах. Значит, обе версии должны быть верны. Так и оказалось.

Идея бега с факелами нацистам, видимо, так понравилась, что огонь в тот раз зажгли не только на стадионе, но еще на двух специально установленных алтарях: в Лустгартене и перед берлинским городским дворцом, который взорвали в конце 1950 года, а на его месте стали проводить первомайские демонстрации. Чашу на стадионе зажег Фриц Шильген, а на установленных в городе алтарях - Зигфрид Эйфриг. Обилие огней на улицах Берлина и породило путаницу.

На самом стадионе был установлен треножник с чашей, похожий на тот, на котором восседала дельфийская пифия Пифия












Олимпийская чаша берлинского стадиона в наши дни Стадион Берлин





















На этой открытке Фриц Шильген зажигает факел на стадионе. На снимке, по всей видимости, его подпись. Фриц Шильген
Крупным планом: Шильген зажег огонь в олимпийской чаше и стоит перед ней.  Фриц Шильген Берлин 1936
















А это Эйфриг бежит к алтарю в Лустгартене и зажигает его. Лустгартен Lustgarten Eifrig













На нижней фотографии факел, зажженный тем же Эйфригом на алтаре перед городским дворцом. Алтарь крупнее, чем в Лустгартене. Berliner Stadtschloss
Tags: Замечания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments