mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Юные бетховены

Прекрасный вопрос задает varana по итогам дискуссий об отвращении к литературе, якобы прививаемом школьными уроками: "А вот интересно, если бы в школе решили ввести уроки секса. С учебниками, оценками, контрольными работами и пр. Многие ли прошедшие эти уроки не смогли бы в дальнейшем заниматься сексом?".

Кстати, отчего бы лентяям не списать свое отношение к труду на строгости воспитания? Ведь дома тоже заставляли - то игрушки за собой убрать, то полы вымыть, то в магазин сходить.
Давно заметил: все эти разговоры об отвращении к литературе, о том, что "если б нас не заставляли читать Пушкина" ведут как раз люди, которые изначально и не настроены были ничего читать вовсе. Но подают при этом себя как юного Бетховена, которого папаша приучал к музыке битьем, и чуть не отвратил от нее.

На это, казалось бы, легко возразить. Многие из нас не любят, а я, смею признаться, и вовсе терпеть не могу ответы-отмазки в стиле: "мы работаем, а ты только критикуешь". Обычно так говорят именно те, кто ни в коем случае не хочет, чтобы предложенные новшества были реализованы. Тогда и начинается: "знаем мы вас, критиканов", "ты поработай сначала", "поживи с мое" и т.д. и т.п. Например, именно так отвечает любая власть на критику со стороны оппозиции, хотя всем ясно, что те, не входя в правительство, никак не могут повышать пенсии или реализовывать национальные проекты.

На самом деле, критика строгостей традиционного воспитания (и любой традиции) вовсе не противоположна огульному отрицанию критики, новшеств и любых перемен. Это две стороны одной медали. И те и другие не собираются решать возникающие проблемы и внимательно следят, чтобы их не решил кто-то другой.

Убежденность (пусть и ложную) в том, что ты знаешь, как лучше, надо уважать и резко отличать от принципиального нежелания что-либо делать. Например, рассуждения о том, что литература XX века гроша ломаного не стоит, я готов выслушать от филолога, поскольку он вместо нее читает что-то другое. Большинство же, делая такие заявления, расписывается в своей нелюбви к любой серьезной литературе. Фактически расписывается, но редко признается в этом открыто.

Этот подход поразительно распространен, его встречаешь куда ни ткнись.
1) Я согласен, что stilo можно упрекнуть в пропаганде слишком радикальных и неэффективных методов решения проблемы арабского бандитизма во Франции. Но оппоненты вовсе ничего не предлагают, а просто объявляют проблему не существующей.

2) Такое же ощущение у меня было, когда я целенаправленно просмотрел доводы тех, кто критикует roizman за жестокость и неэффективность его борьбы с наркоторговлей. Я не представляю, как его работу делать иначе и лучше, поэтому не смею лезть со своими советами и упреками. Критиков же Ройзмана не смущает не только их собственная некомпетентность, но и открытое нежелание что-либо предлагать взамен. По этой причине даже сторонники легалайза мне симпатичнее "абстрактных" критиков - они хотя бы что-то предлагают.

3) platonicus рассказал, как в дискуссии об ОПК он согласился принять от своих оппонентов любые предложения насчет методов, которые позволили бы научить людей не приписывать 10 заповедей Христу и не считать "не судите, да не судимы..." русской пословицей (именно так вчера заявил один депутат Госдумы). На том разговор и прекращался, поскольку проблема качества образования совершенно не интересовала людей, только что критиковавших вмешательство Церкви в образовательный процесс.

4) Недавно я объяснял, чем меня раздражают сочинения сторонников эффективного менеджмента в науке. Авторы этих украшенных цитатами, цифрами и графиками статей всегда начинают с заботы о судьбе науки, но столь же неизменно заканчивают призывами сократить финансирование. После прочтения некоторого количества такого рода текстов не остается сомнений в том, что все эти графики и рассуждения - лишь обязательный ритуал перед заданным заранее выводом.

5) Точно так же по итогам многочисленных споров о кризисе культуры я заметил, что апологеты ее современного состояния ничего не предлагают - впервые за всю историю таких споров. То есть импрессионисты, футуристы и даже рок-музыканты предлагали свои концепции, а теперь впервые лозунг "мы наш, мы новый мир построим" звучать перестал. Потом мне напомнили, что я отчасти повторил наблюдение Аверинцева. Впрочем, эта тема стоит отдельного рассмотрения.

В общем и целом, материала столько, что пора делать вывод. Мы видим принципиальное нежелание современной личности вписывать себя в существующую культурную традицию либо выстраивать свою, новую. Это ни что иное как последняя стадия того процесса эмансипации личности, о котором я недавно рассказывал. Именно на этой стадии выясняется, что без способности к самоограничению никакая традиция уже не производится.
Tags: Рассуждения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 84 comments