mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Галопом по Европам. 102 года назад

Попался в руки справочник туриста по Западной Европе 1906 года издания. Интересно сравнивать с нынешними.

Бросается в глаза отсутствие в справочнике коммерческой составляющей, этого непременного атрибута современных путеводителей. Авторы еще не приучены к рекламному вранью, им будто все равно, бросится ли читатель занимать деньги на поездку. Кто хочет – и так поедет, а тех, кто не хочет, уговаривать не будут. "Со своим прекрасным озером и окружающими горными гигантами, он безусловно красив, хотя нельзя не признать, что называющие его "Швейцарским Неаполем" сильно преувеличивают", - пишут они про Люцерн. Это придает изложению некую уверенность и достоинство. "К чести Берлина следует сказать, что он уже значительно утратил свою прежнюю обособленность, и иностранцу в нем живется легко и недурно...", - говорят авторы к чести Берлина. Или, пожалуйста, про Норвегию: "Отъезжающие из гостиницы рано утром не должны рассчитывать, что их разбудят". Впрочем, там же "в гостиницах небольших местечек не следует претендовать на отсутствие изысканных форм вежливости, принятых в европейских отелях. Например, часто, при приезде, приходится самому снимать с экипажа свой багаж". Отсюда следует вывод: "Это, впрочем, объясняется не чем иным, как необыкновенной простотой норвежцев".

"В маленьких гостиницах вообще недурно в смысле помещения и стола; зато постели напоминают голые доски", - это про Португалию. "Избегать сношений с низшими классами и не доверять разным увеселительным местам, особенно второстепенным", - про Испанию. Даже в Париже, в районе площади Клиши туристу рекомендуется по вечерам "быть осторожнее, избегать переулков и малолюдных мест и не отвечать на разные приставания всяких дам и в особенности их сутенеров". Как же хорошо это "разные" и "всяких", эти намеки-извинения за необходимость затронуть тему безнравственности!
И уж совсем крепко досталось Неаполю: "из всех ительянских городов нет, кажется, более грязного, неряшливого и недобросовестного города, нежели этот, так богато одаренный природою. На путаных, узеньких, вонючих улицах его, где никогда не просыхают лужи грязи и вечно развешено для сушки белье, где все потребности человеческого обихода совершаются на глазах у всех... На самых людных местах, как Санта-Лючия, можно встретить десятки полуголых лентяев, которые валяются на тротуарах, в то время как около них ... идет торговля всякой дрянью, орут продавцы и покупатели, визжат собаки, и прохожего обдает смрадом оливкового масла...".

Авторы вообще не стесняются называть вещи своими именами: "Не следует в городах доверяться уличным гидам или чичероне, предлагающим всюду свои услуги. Не говоря уже о том, что они совершенно бесполезны, эти паразиты, в большинстве случаев, невежественны и недобросовестны". А вот о Швейцарии: "Жить дешевле, опрятнее и удобнее в немецких кантонах. Во французских жизнь дороже, меньше чистоплотности в помещ., хуже еда. В итальянских хотя все не дорого, но значительно хуже, нежели даже во французских кантонах... Следует остерегаться итальянских извозчиков".
О, вѣкъ, не знавшiй гнусныя политкорректности! (Автор благодарен platonicus'у за перевод этой фразу на древнерусский).

Есть еще один приятный момент: указывая местонахождение достопримечательностей, авторы повсеместно испозьзуют сокращение "нах", что сулит внимательному читателю удовольствие, чья прелесть не уменьшается некоторой безыскусностью развлечения. "В Берлине нах. много выдающихся медицинских имен...", - пишут они и перечисляют: "По внутренним болезням: гг. Лейден, Сенатор. По хирургии: гг. фон-Бергман, Кениг" и так далее, вплоть до массажиста профессора Заблудовского.

Отдельно надо было бы выписать характеристики стран и народов. Например, Брюссель "по характеру, складу жизни, большим бульварам и новым зданиям.., действительно, напоминает Париж в миниатюре, но без веселого оживления последнего. Весь склад его жизни и привычек – парижский, но без грации и изящества... Подражая во всем французам и говоря на их языке, бельгийцы отличаются от последних не только грубоватостью их французской речи, но и отсутствием изящества в манерах и обращении...". Но об этом как-нибудь в другой раз, пока же замечу, что сама структура таких справочников дожила до наших дней почти без изменений:
сведения о стране, транспорте ("извозчики парижские вообще грубы и дерзки, и выгоднее не вступать с ними в пререкания, особенно дамам", "В 1 кл. есть отделения для дам (reservado para cenoras) и отдел. для некурящих (para no fumadores), где, впрочем, испанцы почти всегда курят"),
жилье ("Германские гостиницы, в особенности в сев. Германии, вообще, скорее недороги, отличаются порядком, чистотой, добросовестностью"),
питании ("Дамы могут ходить в бульонки одне"),
торговле ("В магазинах следует торговаться, как и везде в Италии"),
достопримечательностях ("Хорошенькая русская церковь нах. в этой же части Ж., вблизи променада С.-Антуан и обсерватории"; "Центральные рынки интересно видеть во время утренней торговли (6-7 ч.у.), хотя бы для того, чтобы иметь понятие о тех dames des halles (торговках), которые свергали вековые режимы и всегда являются впереди всех парижских уличных демонстраций. Недурно припомнить хотя бы знаменитую Кляретту из "Мадам Анго""),
курортах ("Пляж очень напоминает наш "штранд" около Риги, хотя, разумеется, голландское купание благоустроенно, имеет европейский характер")
и властях ("В Лондоне всегда нужно иметь в виду полисмэна, к которому обращ. во всех необходимых случаях: при требовании лишних денег извозчиком, при разыскании улицы, учреждения, дома и пр. и пр"). Есть даже разговорники по каждой стране.

Все как сейчас, но другой язык, без штампов и боязни "отсебятины", которая раньше, впрочем, называлась собственным мнением, а то и вовсе никак не называлась – за отсутствием необходимости специально обозначать само собой разумеющееся.

При этом справочник, включая цитируемые в нем отрывки из анонимных произведений, нельзя назвать образцом литературной речи. Однако его наивность и непосредственность сполна искупают эти недостатки: "Матадор кланяется по направлению избранной им ложи, и звучным, явственным голосом обращается к сидящей в ложе даме... Оглушительные крики "браво!" Несколько тысяч ладоней плещут! Летят вверх шляпы, апельсины и платки! ... Все бинокли наведены на ложу избранницы сердца матадора. А красавица, вся пунцовая от выпавшего на ея долю счастия, снимает с руки брильянтовый браслет и грациозным жестом... Затем (матадор) смело и спокойно подходит к быку и развертывает перед глазами животного красную материю. Бык останавливается как вкопанный и мрачно, задумчиво смотрит на шпагу тореадора".
Где они теперь – пунцовые красавицы и задумчивые быки!

А теперь откроем современный справочник и промеж фотографий полуголых девиц читаем: "Благодаря нашему путеводителю, вы можете без труда узнать...", "вы увидите это собственными глазами. А наш путеводитель поможет вам...". И каждый сантиметр рекламируемой страны выставлен на продажу: все "необыкновенно красиво и живописно", любая достопримечательность – "жемчужина" или на худой конец - "визитная карточка". И язык, плоский, как рекламный плакат.
Tags: Замечания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments