mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Мой дядя

Мой дядя самых честных правил – он лишь бесчестных уважал.
Via ivanov_petrov: идея постинга, который после каждого комментария изменяется по смыслу. Причем сам текст меняется настолько мало (знаком препинания, одной буквой и т.п.), что читатель скорее решит, что первый раз неправильно прочитал, чем заметит подмену. Автор идеи ее не развивает, а это могло бы быть интересным.
Гаспаров приводил пример того, как одно и то же четверостишие можно написать ямбом, хореем, дактилем, анапестом и амфибрахием: "Утро ранее настало", "Вот утро ранее настало", "Раннее утро настало", "Вот и раннее утро настало", "Вот ранее утро настало".
Всем памятна с детства основанная на вычитании букв шутка про то как матросы ждали Обеда, но случилась Беда, пропала Еда и т.д.

Это может показаться пустой забавой, но случаи, когда каждый следующий элемент речи меняет смысл целого представляют собой модель дискурсивной практики. Например:
Мой...
Мой дядя...
Мой, дядя, руки.
Мой, дядя, руки, не мой...
Мой, дядя, руки, немой ты...
Мой, дядя, руки, не мой ты дядя!
Мой, дядя, руки, не мой ты, дядя, руки...
Мой, дядя, руки, не мой ты, дядя - руки твоей я не пожму
Мой, дядя, руки, не мой ты, дядя, руки твоей – я не пожму плечами.

Хочется повозиться с этим текстом, отметить, например, своеобразное "коромысло" - "руки не пожму плечами", когда смысл утверждения в корне меняется при удалении левой или правой части (это возможно и на уровне ассоциативного ряда - "упал мордой в салат и долго пытался уснуть", а кто-то давно развлекался словами типа "бегемотопехота" и "комсомоль"). В этих примерах, после формирования у слушателя ложного ожидания его обманывают еще раз, ставя под сомнение антецедент. Но дело не в этом. Выстраивание речи с позиции требований словесного поединка незаслуженно считается малодостойным занятием, при том, что едва ли не большинство разговоров, в том числе и научных дискуссий, ведутся именно с целью победы над соперником. Ориентированность сторон на общую цель встречается довольно редко. А уж случаи, когда оппонент продолжает твою мысль, как ему заблагорассудится, знакомы каждому. Редкий уважающий себя жжист не приобрел славу антисемита и русофоба одновременно. И это результат не каких-то досадных случайностей, а нормальной дискурсивной практики.

Я бы выделил две основные модели дискурса: резкие утверждения, не оставляющие автору возможности для отступления, и утверждения максимально "размытые", которые мы обыкновенно встречаем в речи чиновников. Второй вариант настолько выигрывает в эффективности, что становится основным принципом даже научных дискуссий.

Однако есть и третий путь, когда мета-утверждение не равно сумме его составляющих. В таком случае автор имеет возможность строить сколь угодно длинное утверждение, окончательный смысл которого выясняется (иной раз и для него) лишь по окончании дискуссии. Это не обман оппонента. В принципе то же самое происходит из-за наличия контекста с любым утверждением, но контекст по определению остается не явленным в речи. Для дешифровки в таком случае нужен противоположный метод – способность отказаться от тех контекстов, которые у тебя связаны с утверждением собеседника в пользу его контекстов. А это невозможно без желания понять собеседника, которое встречается гораздо реже, чем мы привыкли считать.
Tags: Рассуждения
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments