mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Гоголь и апория Кобзона

Кобзон и Говорухин покинули думский комитет по культуре из-за того, что его возглавил юрист Григорий Ивлиев.
При этом Кобзон сказал, что согласится войти в комитет по культуре только в том случае, если его возглавит Говорухин. А режиссер, по словам Кобзона, останется в комитете при условии, что руководителем будет известный певец. Однако руководство фракции единороссов на сегодняшнем заседании не пошло на этот шаг.

А было бы забавно, если б руководство на этот шаг пошло, начав работу пятого созыва с отмены закона исключенного третьего – что-нибудь вроде законопроекта "О признании недействительными отдельных положений формальной логики". Неплохой зачин был бы. Иосиф Давыдович со Станиславом Сергеевичем могли, конечно, и не слышать о tertium non datur, или же, напротив, попытались воспользоваться опытом Манилова с Чичиковым, которые долго манерничали перед дверями гостиной, а потом вошли одновременно боком, слегка притиснув друг друга. Но то ж в книжках...

Впрочем, Гоголь часто использует прием соединения дихотомий для передачи отношения русского человека к действительности. Для него характерны такие фигуры речи, как "вы после этого подлец, коли вы честный человек" (Арина Пантелеймоновна в "Женитьбе), "Да оно-то есть, пожалуй, да нет" (слуга трактирщика в "Ревизоре"). Коробочка доводит Чичикова до белого каления, соединяя без малейшего когнитивного диссонанса желание продать и не уступать мертвые души.

Гоголевские персонажи то и дело ведут себя так в ситуации выбора. Например: "Агафья Тихоновна. Так вы думаете - Ивана Кузьмича? – Кочкарев. Непременно Ивана Кузьмича. - Агафья Тихоновна. А тем, другим, разве отказать?". Так же построена и сцена чередующихся объяснений Хлестакова с женой и дочерью городничего. Почтмейстер слышит в одном ухе совет распечатать письмо Хлестакова, а в другом – противоположный приказ.

Бобчинский и Добчинский – это попытка соединить предварительно расщепленный образ. Такой трюк удается коллежскому асессору Ковалеву, но драматически заканчивается для Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем.
Возможно, вся русская жизнь казалась Гоголю тропинкой для Буриданова осла, которую писатель безуспешно искал, расщепляя единое и соединяя взаимоисключающее. Одно название "Мертвые души" чего стоит.

А завершается Гоголь таинственной историей с "Прощальной повестью", которая одновременно могла и не могла быть написана.
Tags: Рассуждения
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments