mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Железная маска

"Настороженно отнеситесь к рекламе, которая предлагает нестирающуюся помаду".
(кандидат биологических наук Нина Ивановна Середнякова, из интернета).


Одно из самых незаметных и одновременно самых значительных явлений современности – это постепенное вытеснение привычных отношений с миром отношениями виртуальными. Год назад я писал об экскорпоральное эволюции человечества, имея в виду, что многие целенаправленные виды деятельности (политика, экономика) начинают жить как бы своей, независящей от нас жизнью. С тех пор список "подозрительных" явлений пополнился. Я имею в виду довольно нередкие теперь случаи, когда люди после гибели близких включают компьютер и пишут пост. Последний случай, когда мать через два часа после неосторожного убийства ребенка, поделилась информацией с читателями и даже поместила фотографию младенца в траурной рамке, потряс многих.

Можно сказать, что безутешная мать просто реализовала таким образом свою потребность в общении. Это так, но ведь с содержанием ничего нового и не могло произойти, новое – в форме.
Сложно объяснить, что именно всех поразило – почему, в самом деле, то, что можно сказать по телефону, нельзя настучать на клавиатуре? Но дело в том, что компьютер для нас все еще (да, все еще) – бездушная машинка. Психомоторика общения с ним совершенно другая. Для того, чтобы убитый горем человек залез в фотошоп и изготовил черную рамку, ему нужно прервать свое состояние и сосредоточиться на технических вещах. По крайней мере, так было раньше.

Кроме того, с людьми через компьютер общаются "не по-настоящему". Пишет-то все-таки виртуальное "я" (что мы недавно обсуждали в посте про развиртуализации). Конечно, мы можем общаться почти без "искажений". Никто нас не обязывает лгать, например. Но самопозиционирование – неотъемлемая часть общения, а интернет представляет неограниченные возможности для автопортретирования. Мы привыкаем, но в моменты наивысшего стресса эта разница должна быть разительной. Здоровый мужик, позиционировавшийся как наивная девочка, в такие моменты не напишет "зайке страшно". Это, конечно, крайний пример, но обычный пример, боюсь, мы уже не заметим. Некоторые привыкают настолько, что навязанный сетью (я хотел сказать – "бездушной машиной", но скажу "сеть" – суть не меняется) образ уже не счистишь с лица. Представьте актера в несмывающемся гриме. Это страшно, если суметь представить.

Как это присходит? Ведь общение, ссоры и романы по аське структурно ничем не отличаются от прежнего общения по переписке. Видимо, количественные изменения (а асечное и мэйл-общение в десятки раз интенсивнее нарративного) перешли в качественные. Когда несколько лет назад сотрудница на мой вопрос, где она сумела с кем-то познакомиться не выходя с работы, ответила: "по аське - где еще современная девушка может познакомиться!" - я не сразу понял, что она не шутит. И не смог объяснить ей причину своего смеха. А сейчас, через несколько лет, я и сам с трудом понимаю, что в этом смешного.

Я не хочу сказать, что осуждаю это, совсем нет. Новое обладает тем свойством, что от него никуда не денешься. И возникает не случайно. "Не хочу" – не аргумент. Но масштабы происходящей перемены надо осознавать. Сколько бы мы ни говорили и раньше о вечных человеческих масках, всегда подразумевалось, что маски эти – наши, человеческие. Их можно поменять, в идеале – снять совсем. Не снял – тоже не беда, все в них ходят. Но когда выясняется, что маски надевает на нас кто-то другой, не человек, даже не группа заговорщиков, а некая неопределяемая, но вполне эффективная в своих действиях общность – это совсем другое.
Tags: Рассуждения
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 104 comments