mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Categories:

Дело в психике

tapirr выложил материалы по делу Ларисы Арап. Сложно сказать, существует ли у нас карательная психиатрия, но, с другой стороны, отчего бы ей не существовать. Законодательство, помноженное (вернее, поделенное) на уровень правовой культуры, вполне позволяет.
Так ст. 29 закона "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" допускает принудительную госпитализацию в случае, если гражданин представляет непосредственную опасность для себя или окружающих. Также если он беспомощен или развитие болезни может нанести ему вред.

Казалось бы, можно спросить, какую опасность представляет человек для себя или окружающих? Но защищенность психиатрического законодательства врачебной тайной создает уникальную возможность официально нарушать 2 главу Конституции. Это исключительный случай, когда карающий орган не обязан доказывать факт нарушения. То есть обязан, но только в экспертном поле. Защита вынуждена апеллировать также к экспертам. Конкурентность судебного заседания и равенство прав сторон не соблюдаются.

Происходит удивительный симбиоз двух правовых принципов: главенства прав личности (врачебная тайна) и главенства прав общества (индивидуум не имеет права причинить себе вред). На стыке возникает авторитарная модель: надзор за соблюдением обоих принципов осуществляет никому не подконтрольная экспертная элита.

У меня был забавный случай столкновения с психиатрией. На четвертом курсе по причине влюбленности я решил забросить Университет и был препровожден отчаявшимися родителями к психиатру. Здоровый детина со взглядом джеклондоновского первопроходца решительно поинтересовался, есть ли у меня цель в жизни. Будучи к тому времени знаком с основами мировой литературы и философской мысли, я прибалдел и не нашелся. Второй вопрос был из той же серии, но попроще: есть ли у меня друзья. Я начал отвечать, что все зависит от того, кого можно считать друзьями, но был прерван. Подавшись вперед, мужик заорал, что у него цель в жизни есть – защитить докторскую, есть друг и не один, есть любимая работа – лечить тех, у кого нет цели в жизни и друзей и что, если кто-то считает, что все это ненужно, то спор можно продолжить и в другом месте. Речь заняла секунд десять. Я не стал спорить - впервые в жизни.

В общем, практическая цель визита была достигнута – мне надо было, чтобы меня переубедили, и меня переубедили. Но ощущение, что поведение, неугодное обществу или его компетентной части, может быть признано ненормальным, осталось навсегда. Хороший урок. Примерно в то же время и примерно теми же методами тогда еще мало кому известный Костя Затулин отучил меня спорить с начальством. А много позже менты, имен которых я в своей черной неблагодарности не запомнил, - перечить представителям власти.

То есть спорить я не отвык, но узнал цену возможных последствий.

На смежную тему был когда-то разговор с приятелем, только что вернувшимся из стройбата, где он служил с бывшими зэками. "Ну как?" – говорю. "Да нормальные ребята, как мы, только психика другая" - "Но ведь преступники же?" – "Да нет же, в психике дело. Вот тебе на ногу наступят, ты дальше пойдешь, а такой развернется – и в рог. Через два года выйдет – и опять то же самое. А так – совершенно нормальные ребята".

Вот их, по-моему, и надо лечить. А ведь таких у нас полстраны.
Так что будьте душевно здоровы. А те, кто живет здесь и сейчас – особенно.
Tags: Рассуждения
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments