mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

У каждого свой Дон

Посмотрел несколько первых серий "Тихого Дона" Сергея Урсуляка. Сначала глаз автоматически фиксировал все неточности, но потом я сказал себе, что всякий имеет право на вольную интерпретацию "Тихого Дона" и вот почему. "Тихий Дон" – произведение не дописанное ни в какой части, особенно в первой. Доработка опубликованных в 1990-е - 2000-е годы черновых набросков в беловик была произведена в лучшем случае на "тройку", поэтому Урсуляк имеет полное право и т.д...
Тем не менее, некоторые нелепости в сценарии и режиссерские ошибки трудно игнорировать.
Надо сказать, что в самом романе, по крайней мере в его черновиках, трагизм казачьего эпоса, а шире – эпоса о превращении России в советскую Россию, чувствуется сразу, в обоих зачинах, первом и втором. Взять хотя бы нынешнее начало романа, что мы видим с первых строк? Дом, Дон, донскую землю (причем это дано с потрясающей кинематографичностью, именно в таком порядке), казачью историю, трагический конфликт Прокофия с общиной. В начале рода Мелеховых – напрасно пролитая кровь. Через это уже надо воспринимать роман. Возьмем первое, черновое начало романа (в печатном тексте это третья глава). Что мы видим? Дон, казачье войско, трагический разрыв в семье – запретную любовь Григория к жене брата (именно так было в черновике, Аксинья появилась чуть позже). После такого зачина мы уже чувствуем, что судьба главных героев эпоса: Григория, Тихого Дона и России уже никогда не будет прямой.

Ни одна из экранизаций "Тихого Дона" этого не передает. Однако фильмы Преображенского/ Правова (1930), Герасимова (1958), да хотя бы и бондарчуковская экранизация (1992 - 2006 годов) хотя бы не вызывают смех с первых кадров. В ленте Урсуляка Григорий с отцом с утра ловят рыбу. потом Петр собирается в лагеря, а уж когда он говорит, что собрался. мать посылает Гришку "побудить Астаховых"! Как будто Степан не казак, а офисный клерк. заснувший после корпоратива с петухами (не поймите превратно). В сериале бережно сохранен и даже усугублен один из самых знаменитых шолоховских ляпов, когда Аксинья через четыре дня после близости с Григорием чувствует шевеление ребенка. Вызывает сожаление и что Аксинья в обеих последних экранизациях идет с Дона с пустыми ведрами. Понятно, что актрисе тяжело, но вспоминается, что Герасимов обматерил Быстрицкую, когда ему понадобилось увидеть ее слезы в сцене драки Степана с братьями Мелеховыми. Говорят, что-то подобное сделал Феллини с Джульеттой Мазиной при съемках финальной сцены "Ночей Кабирии".

Григорий у Урсуляка не казак, а "четкий пацанчик", но при этом актер Евгений Ткачук произвел впечатление хорошего мастера. Он играет агрессивно и не боится переиграть (в отличие от полупарализованной от страха Аксиньи). Иной раз он что-то удачно добавляет к образу. Дарья Урсуляк больше похожа на ученицу одной из московских элитных школ, а не на казачку, однако хрупкость Натальи и трагическую нелепость ее судьбы (не путать с героическим трагизмом Григория) она передает неплохо. В целом, хотя Григорий и Наталья родом не из "Тихого Дона", я готов их принять как возможную интерпретацию, и такая интерпретация мне интересна. Григорий в ТД был не таким, но он мог бы быть и таким, если бы...
Неплох Маковецкий, впрочем, назовите актера, которому бы не удалась роль Пантелея Прокофьевича! Серьезное замечание Маковецкому только одно: не надо было превращать Пантелея в ваньку-встаньку. Хромал – да, но не падал через шаг.
Однако старик и сын Листиницкие такими как в ленте Урсуляка быть точно не могли. Видя их: генерала и сотника Атаманского полка, невозможно понять, чем этим-то не угодила советская власть? С грустью вспоминаешь, что Игорь Дмитриев, почти пятьдесят лет назад готовясь играть Евгения Листницкого, носил на погонах стаканы с водой, чтобы выработать офицерскую осанку. А вот вспомним первую встречу Григория с отцом Евгения: "Григорий тянулся струною. Он помнил рассказы отца об отставном генерале Листницком – герое русско-турецкой войны". Сама эта фраза как струна, в ней собрано все: генерал, война и внушенное отцом чувства трепета перед историей Дона и ее героями. Эти вещи надо чувствовать.

Не могу сказать, что мне претит сама идея выбросить из сценария линии большевика Штокмана и купца Мохова и даже "турецкий след" (последнее, впрочем, произошло, скорее, по недосмотру сценаристов, поскольку, как выяснилось, Ткачуку делали зачем-то "турецкий" нос, возможно, в знак уважения легендарному накладному носу Петра Глебова). Повторюсь, интерпретации "Тихого Дона" возможны. Со временем я, наверное, досмотрю, чтобы узнать чем там у них кончилось.
Tags: Тихий Дон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments