mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Смысл АТО

Чем дальше, тем проще объяснить смысл антитеррористической операции на востоке Украины. С точки зрения человека, привыкшего раскодировать поступающие из внешнего мира сигналы с помощью старенькой советско-имперской программы, АТО проводится, чтобы покарать жителей Донбасса за стремление к самостоятельности или, как рассуждают более умеренные, чтобы ценой жизней мирного населения защитить территориальную целостность Украины. Первую интерпретацию не имеет смысла обсуждать, но неверна и вторая.

С одной стороны, территориальная целостность важна, но воюют за нее не всегда, а, на мой взгляд, воевать за нее и вовсе не следует. Почему важна? Потому что даже при обычном разводе выясняется, что родственные и имущественные отношения сторон переплетены и взаимозависимы больше, чем казалось до того. В рассматриваемом же случае лучший пример – отношение большинства россиян к распаду СССР. С каждым годом в России все громче звучат утверждения, что русские понастроили школ и больниц от Киргизии до Эстонии, натолкнувшись в итоге на черную неблагодарность. Я не хочу сейчас обсуждать истинность таких утверждений, а упоминаю о них единственно чтобы, избежав длинных объяснений, показать на всем понятном примере, с какими проблемами – от экономических до психологических – сопряжен раздел страны даже по давным-давно проведенным границам. Что уж говорить о том, когда эти границы нарезаются наживо.

С другой стороны, ради территориальной целостности нельзя жертвовать людьми. Украина совершенно правильно поступила не сделав ни одного резкого движения в ходе операции по "освобождению Крыма" (как она названа на медалях, врученных переодетым в украинских милиционеров российским десантникам). Украина определенно посчитала, что в людей нельзя стрелять за стремление жить отдельно, хотя бы это их стремление и было сильно подогрето Россией и осуществлено ею же в результате молниеносной спецоперации, которую держали в тайне и от несчастных крымчан. Более того, из Украины в Крым практически не было экспорта "майдана", хотя в обратном направлении "антимайдан", а затем и вооруженные сепаратисты поступали исправно. Обозвать в сердцах "ватником" – пожалуйста, но не стрелять же!

Кстати, примерно так же рассуждал и украинский восток. Житель Донбасса привык ругаться на Киев и западенцев, но вовсе не собирался с ними воевать. Сейчас принято считать, что разные народы должны любить или хотя бы уважать друг друга, но на самом деле всерьез недолюбливающие друг друга народы сплошь и рядом мирно сосуществуют. Хороший пример – русские и украинцы на Дону и Кубани. Не было между ними ни дружбы, ни братства, но и не воевали (если не брать время революционных потрясений, когда все воевали со всеми).

Однако, если бы Донбасс все же решительно высказался за отделение, Украине следовало бы оставить его в покое. По крайней мере, я бы в такой ситуации АТО не одобрил бы. Я имею в виду не референдумы в "Новороссии", результаты которых были так грубо и откровенно подтасованы, что их не решилось признать даже на все готовое российское руководство. Замечу попутно, что если провести референдум в нужный момент, во время стихийного митинга, например, то население запросто проголосует за четвертование своих политических противников. Настоящим индикатором готовности к сепаратизму служат не референдумы, а активность населения. Когда сотни тысяч людей выходят с протестами, закон прогибается и государство ложится на новый курс. Государственные институты переходят в другие руки, при этом часть слуг прежнего режима вычищается, а большинство из них – перекрашивается. Это щекотливое с точки зрения этики правило обеспечивает сохранение государственных функций, что применительно к началу XXI века означает зарплаты, пенсии, снабжение продуктами, охрану общественного порядка, коммунальные службы, социальные выплаты. Этот переход может происходить качественно – как при разделе Чехии со Словакией или не очень – как в Приднестровье или в Абхазии, но он обязателен. Если ты отнимаешь часть территории какого-то государства, ты ее отныне и обеспечиваешь.

В истории "Новороссии" такой момент намечался в первых числах марта, и если бы в поход на казначейство за Павлом Губаревым пошли не несколько сотен, а тысяч 5 - 10 человек (эту историю описал в красках Илья Азар), то уже к апрелю в Донецко-Луганском регионе (а то и шире) действовали бы новые органы власти, налоги, зарплаты и пенсии шли бы не то чтобы бойко, но в целом по новым каналам. Сепаратистская волна промывает каналы и заполняет их новым содержимым. На Донбассе такого не произошло, потому что мощность волны составила процентов 20 от требуемой. В ситуации такого "недосепаратизма" Россия решила "подстегнуть" процесс засылкой в регион спецназовцев. Видеозаписи захвата отделения милиции Славянска и Краматорска (с бесполезными выкриками милиционеров: "Пацаны, мы афганцы, мы контролируем ситуацию") ясно показывают, что безусловно антикиевски настроенная милиция уже не устраивала режиссеров спектакля, поскольку она только бухтела против Киева, но не собиралась сражаться.

В итоге уже в апреле сложилась тянущаяся по сей день ситуация, когда все государственные функции на территории "Новороссии" или, как изящно выразились киевские составители минских соглашений, "в отдельных районах Донецкой и Луганской областей", исполняла украинская власть, а вооруженные сепаратисты ей только в этом мешали. Милиция, пенсии, зарплаты, социальные выплаты, коммунальные службы – все это шло через Киев, а от "Новороссии" были только боевые отряды с полевыми командирами во главе. Эти отряды выполняли роль спойлеров, мешая государству обеспечивать мирное население всеми положенными услугами. Для понимания этой ситуации совершенно не нужно докапываться до первопричин ("ах, если бы вы не так, то и мы бы не эдак"), тут все ясно: гуманитарная катастрофа начала создаваться непосредственно из-за появления этих вооруженных спойлеров. Повторю: если бы 3 марта за Губаревым к казначейству пришло несколько десятков тысяч сторонников, налоги сами бы переориентировались с Киева на новое государство. В этом случае я ругнул бы российских спонсоров этого процесса, но был бы безусловно против силового подавления сепаратистов. Однако на деле массовой поддержки сепаратисты не получили и тогда Россия попыталась решить ситуацию искусственно, силовым путем, сознательно рискуя не только благосостоянием, но и жизнями мирного населения.

Я не случайно сказал с самого начала, что сейчас стало проще объяснить смысл АТО. На время перемирия "отдельные районы Донецкой и Луганской областей" оказались полностью на попечении сепаратистов. Как они собираются кормить население этих областей, даже поредевшее и состоящее во многом из обеспеченных сухим пайком российских десантников? А никак. Кто должен платить оставшимся пенсии? Хорошо, Украина, но как она технически сможет это осуществить на чужой территории с развороченными банкоматами и ограблениями инкассаторов?

По сути, боевые отряды в "отдельных районах", не говоря уже о батальонах ушедших в отпуск десантников, это обычные террористы, превращающие мирное население в заложников своих политических планов. Это не образованные "снизу" государственные структуры, это просто бандиты. Да, бандит может быть и хорошим человеком, Робин Гудом, – нам ли, советским романтикам, не знать? Но нормальная жизнь может установиться только после разоружения этого бандита. Даже если минское перемирие приведет к постоянному миру, во что я совершенно не верю, хуже всего придется не тем, кто, бросив боевикам машины и квартиры, бежал в Херсон или Ростов, а тем, кто остался.
Tags: Политика, Украина
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 328 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →