mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Скрестив в уме статьи Привалова и Дашевского (не специально – просто моя память работает не как каталог, а как мясорубка), подумал, что секрет недооцененности А.К.Толстого (о которой пишет Привалов) в том, что вся его поэзия располагается вне романтического уговора (о котором говорит Дашевский). Главной темой стихов Толстого не становится уникальное Я, более того, Толстой, не относя себя ни к какому из направлений общественной мысли ("двух станов не боец, но только гость случайный"), отнимал у массового читателя всякую надежду отождествить себя с автором хотя бы через устойчивую общность взглядов.

Даже лирика Толстого, на стихи которого сочинено около двадцати романсов, не лирична в обычном понимании. Толстой остается над схваткой чувств, сохраняя трезвость мышления, что дает его стихам выигрыш в точности, но проигрыш в силе воздействия на читателя, приученного всей культурой XIX и XX веков, что стихи должны пьянить. Толстой несоразмерен эпохе и ближе к Горацию, чем Лермонтову. Личное чувство автора нераздельно с историческим, оно проникнуто былинными мотивами ("Полюбив тебя, я не спрашивал, Не разгадывал, не распытывал; Полюбив тебя, я махнул рукой, Очертил свою буйну голову!", "Коль любить, так без рассудку, Коль грозить, так не на шутку, Коль ругнуть, так сгоряча, Коль рубнуть, так уж сплеча!"). Оно не ущербно, не уязвлено действительностью, а переполнено ощущением какой-то общности с природой. Любовь к мирозданию так переполняет поэта, что романтически противопоставить себя природе у него не получается даже тогда, когда вся форма стихотворения, требует такого противопоставления: (Валы за валами, прибой и отбой, И пена их гребни покрыла; О море, кого же мне вызвать на бой, Изведать воскресшие силы?... Почуяло сердце, что жизнь хороша, Вы, волны, размыкали горе, От грома и плеска проснулась душа, Сродни ей шумящее море!).

Таким образом чувство лирического героя у А.К.Толстого всегда больше собственно лирики. Отсутствуют у Толстого и такие темы как "я и государство", "я и природа", "я и мироздание", без чего невозможна гражданская или философская лирика. Он не выделяет свое Я из мироздания. Разве можно считать лирикой такие строки: "И звучит свежо и юно Новых сил могучий строй, Как натянутые струны Между небом и землей"?

Антилирическая установка была осознанной. А.К.Толстой не искал в лирике возможность поместить свое Я на авансцену, а, наоборот, старался стать частью мироздания:
О, если б мог всю жизнь смешать я,
Всю душу вместе с вами слить,
О, если б мог в мои объятья
Я вас, враги, друзья и братья,
И всю природу заключить!

Его пример другим наука: читателя надо опьянять, а не отрезвлять. Человечество ждет золотого сна, а не пробуждения. И это, конечно, относится не только к поэзии.

Пользуясь случаем, поздравляю одного из самых тонких знатоков поэзии и большого любителя А.К.Толстого platonicus с днем рождения.
Tags: Замечания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments