mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Под дождем

Читая сетования Соколова-Митрича на то, что общественность обижается, когда ей советуют искать недостатки не в Путине, а в себе самой, или жалобы Калягина на "травлю" сторонников Путина, я, кажется, понял суть такого рода претензий.

"Помимо административной силы, в любой стране есть социальная сила. И эта сила – страшная сила. И в любом государстве она гораздо страшней и влиятельней, чем действующая власть", - пишет Соколов-Митрич в заметке с примечательным заголовком "Я боюсь". Большинство жалующихся на общественную травлю и в самом деле не понимают, в чем разница между обществом и государством, не чувствуют, что государство связано ответственностью перед обществом. Да и откуда взяться у нас представлениям о такой ответственности?

Если принять это объяснение, многое становится понятным. Такая логика узаконивает, например, слова премьера о бандерлогах в качестве симметричного ответа разным оппозиционерам, которые Путина "поносом поливают" (как сказал он сам Венедиктову). И Путин, и многие-многие другие действительно не понимают, что тут "не так". Чуров голоса не так посчитал, а ты его на три буквы послал – вот вы и квиты. Мосгорсуд кого-то нечестно приговорил, а ты сам разве всегда бываешь честен, всегда ли ты, скажем, паркуешься правильно, чтобы судье Егоровой претензии предъявлять?

И сколько бы охранители ни говорили, что народ голосует за Путина, им самим прекрасно ясно, что никаких выборов в полном смысле слова нет, поскольку весь наличествующий выбор заключается только в том, чтобы смириться с имеющейся властью как с данностью или же противостать ей. У нас два кандидата: Путин и не-Путин, в этой констатации едины и охранители и оппозиция. А поскольку власть, по ощущениям охранителей, есть неизменяемая данность, то конструктивным взаимодействием с ней может быть только сотрудничество, приспособление к ее капризам: пошел дождь - раскрыл зонтик, стало жарко – ослабил ворот рубашки. Не изрыгать же проклятия бездушному небу! Поэтому оппозиционность с точки зрения таких людей – не форма политической жизни, а своего рода хулиганство, мальчишеские выкрики в адрес взрослого дяди. Сейчас многие действительно симпатичные люди недоумевают, почему их добрые знакомые вдруг "впали в детство" и начали обстреливать из рогаток стены древнего Кремля.

Не понимая изначально, что такое ответственность власти, они не могут понять и другое – как вообще можно спрашивать с власти. Поэтому охранители, соглашаясь еще о чем-то говорить с теми, кого сами называют "рассерженными горожанами" и "креативным классом", начисто отрицают политические права простых людей. Они очень любят упрекать вольнодумцев в том, что те будто бы страшно далеки от народа и не видали Замкадья, но от них же самих и слышно все время об ужасах народного бунта и неготовности народа к демократии. Они против гражданской активности любой части общества, поскольку не понимают, зачем она нужна, и боятся ее. Они не доверяют никому, кроме государства – даже самим себе. "Я боюсь", - признается за всех Соколов-Митрич.

А все это от неправильного взгляда на гражданские права. Дефект оптики. Пора бы нам уже решиться и проявить какую-то самостоятельность. Если долго и упорно считать власть дождем, то в конце концов превратишься в слизня.
Tags: Политика
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 90 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →