mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

К замеченной мной схожести Руматы с Печориным добавилась еще одна, столь же методологически неверная, но интересная аналогия. В отечественной культуре есть два идентичных до мелочей эпизода, когда волевой и властный персонаж поставлен перед необходимостью извиняться перед антагонистом за допущенную несправедливость, которой, впрочем, могло бы и не быть, если бы не отсутствие у самого антагониста воли и принципиальности. Характер героя этически двусмыслен, и наша окончательная оценка зависит от разрешения ситуации с извинениями. В одном случае герой извиняется, в другом – нет. Нам повезло, что фон Корена и Глеба Жеглова сыграл один человек.

Диалоги там и там до смешного схожи. Схожи и мизансцены: уговаривающие друзья, переживающие жены. Похожи и антагонисты – подчеркнуто непрактичные Даль-Лаевский и Юрский-Груздев. Различны только решения героя. Эпизод получил своего рода альтернативное развитие, дав нам возможность увидеть результат эексперимента. Жеглов вполне мог бы произнести слова фон Корена: "я не затем пришел сюда, чтобы извиняться или уверять, что я не виноват. Я действовал искренно и не изменил своих убеждений с тех пор... Правда, как вижу теперь к великой моей радости, я ошибся относительно вас, но ведь спотыкаются и на ровной дороге, и такова уж человеческая судьба: если не ошибаешься в главном, то будешь ошибаться в частностях. Никто не знает настоящей правды". Фон Корен тоже мог поступить по образцу Жеглова и сказать Папанову-Самойленко, что наказаний без вины не бывает. Посмотрите финал "Плохого хорошего человека", убедив себя, что фон Корен – это Жеглов, - удивительное ощущение!

В обоих случаях характер героя получается по-чеховски открытым. "Г-н Чехов только завязывает узлы и никогда их не развязывает. Он покидает своих героев всегда в самую критическую минуту, когда коллизия обстоятельств их жизни достигает высшей степени сложности и трагизма", - с досадой отмечал Н. К. Михайловский. 1979-й - год съемок "Места встречи" – это излет советской чеховианы. Характерное для 60 – 80-х годов обращение к Чехову и чеховскому мироощущению стало ответом на несоразмерную человеку идеологию 20 – 30-х (вспомним замечание Набокова: "чеховский воркотливо-невзрачный мир стоит сберечь среди блистания могучих наглых миров, которые сулят нам поклонники тоталитарных государств"). Казалось бы: где Чехов, а где "Место встречи", но теперь, когда эпоху Чехова вот-вот сменит эпоха Говорухина, у нас, наверное, будет возможность заметить разницу.
Tags: Замечания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments