mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

0,0034%

Многие обижаются, когда слышат, что на Поклонную гору сгоняли бюджетников. Они говорят, что многие пришли искренне. После этого обычно начинаются споры, каким был процент этих искренних сторонников. А это совершенно не важно, потому что в данном случае уточнения не потребуются. Приведенных выше данных уже достаточно, чтобы понять кто прав.

Ситуация очень проста. Одна сторона протестует против нечестности власти, против постоянных подтасовок и использования административного ресурса. Другая сторона говорит, что власть "не такая", и в подтверждение своей правоты устраивает митинг, рекрутируя участников с помощью... админресурса. Я не говорю, что всех. Я не спорю о том, сколько людей согнали принудительно – 5% или 95%. Это неважно, спор уже закончен.

Ведь главный вопрос к власти заключается не в том, сколько человек ее поддерживает (кто ж сомневается, что Путина поддерживают многие), а в том, насколько она заслуживает нашу поддержку. Понятно, что организаторам митинга на Поклонной было важно как раз обратное - показать количество поддерживающих Путина. Причем показать не народу (побывавшие на улице в такую стужу, по которой хороший хозяин собаку из дому не выгонит, вряд ли прониклись уважением к властям), а Путину, который должен видеть старание подчиненных. Но нам, то есть всей остальной стране, интереснее другое: то ли у власти порядочные люди, то ли жулики и воры. "Я непорядочен?", - восклицают власти голосом артиста Равиковича и, засыпав нас кучей документальных свидетельств своей порядочности, вдруг быстренько делают несколько приписок. На пару рублей или на миллион – неважно.

Путин заявил 4 февраля журналистам в Челябинске по поводу использования административного ресурса при организации митинга на Поклонной: "Не исключаю, что и здесь какие-то элементы этого ресурса были", добавив, что "собрать 134 или 190 тысяч человек на одном ресурсе невозможно". Он не понимает, в чем его ошибка, не понимает. Ведь эту его фразу можно применить к судебной системе: "Во время процесса по Ходорковскому на суд никто не давил, но я не исключаю, что и здесь какие-то элементы этого ресурса были", или к выборам: "мы не заставляли Чурова фальсифицировать выборы, но я не исключаю, что и здесь какие-то элементы этого ресурса были" или вот так: "я не имею отношения к бизнесу Тимченко, но я не исключаю, что и здесь... " и так далее.

Нет проблем: надо только провести митинг честно, никого не сгоняя. Хоть на миллион участников, хоть на пятьсот – но только честно. Казалось бы, не сложно. Но ведь вся штука в том, что власть не может не смошенничать, не получается это у нее. Так Шура Балаганов не мог не воровать. Этот случай, когда обладатель пятидесяти тысяч украл сумочку, в которой были черепаховая пудреница, профсоюзная книжка и один рубль семьдесят копеек, - это же превосходная модель нынешней ситуации. Значение имеет не масштаб обмана, а принципиальная неспособность власти отказаться от лжи. Не предусматривает конструкция нашей государственной машины такой возможности. Балаганов мог бы вместо своего "ведь я машинально" сказать милиции: "из всей имеющейся у меня суммы лишь 0,0034% заработаны нечестным путем". Нашим же властям вполне подошла бы фраза: "ведь я машинально".

Понятно, что правительства других стран тоже часто лгут, но наше не может не лгать, и эта разница очень важна. Те лгут, когда им нужно, а эти – машинально. Просто не могут иначе, неспособны исправить системную "ошибку Балаганова".
А получалось бы у них хоть что-то делать честно – не было бы ни Болотной, ни Сахарова, ни Якиманки. Просто повода не было бы на мороз переться. Я вот, например, еще и простудился.
Tags: Политика
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 183 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →