mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Putin an sich

Ответы Путина на главные вопросы (о деталях принятия решения о рокировке и о причинах кадрового застоя в правительстве) были достаточно пространными, но понять их решительно невозможно, если исходить из обычной логики.

Свое решение четырехлетней давности не идти на третий срок Путин пояснил желанием показать людям, что "нет трагедии в смене, в естественной смене власти". Последующую сделку с Медведевым он назвал "абсолютно нормальным делом", созданием "политического альянса". Впрочем, сам Медведев раньше высказался о том же еще более колоритно, когда отметил, что Обама не конкурировал с Хиллари Клинтон.

Лучшим свидетельством либеральности российского руководства он посчитал ситуацию с присутствующим на встрече Кулистиковым, который был допущен к руководству общенациональным телеканалом НТВ несмотря на то, что прежде работал на антисоветском радио "Свобода". Действия же Медведева по либерализации УК Путин назвал ни больше, ни меньше "шагами по развитию нашей политической системы".

"Народный фронт" Путин противопоставил "многопартийной западной системе", которая, по его словам, испытывает кризис доверия граждан. Более того, он назвал ОНФ "элементом прямой народной демократии", которая, опять же в отличие от западного парламентаризма, "может предложить народу своих стран таких людей, которые бы пользовались доверием подавляющего большинства граждан страны". Слово "джамахирия" не было произнесено, однако на фоне недавно произнесенного путинским пресс-секретарем похвального слова застою прозвучало все это жутковато.

Создавалось впечатление, что Путин уже где-то далеко, что он не премьер и не фактический руководитель страны, а Путин-в-себе. Он искренне считает, что западные лидеры, когда надо, остаются на три, а то и четыре срока, не сомневается, что выборы сохранили свою интригу и уверенно называет себя приверженцем демократии. Путин говорил это без своих прежних усмешек, без огонька, и у меня не создалось впечатления, что он хитрит. На мой взгляд, все проще. В результате многолетних попыток закрывать глаза на свою неправоту и гнуть выбранную линию, не отвлекаясь на испуганные крики окружающих, Путин стал наконец видеть мир ровно таким, каким ему хотелось. Все внешние сигналы, не укладывающиеся в наличествующую картину, просто перестали существовать для утомленного властью премьера. Так в сентябре на встрече с российскими писателями, комментируя слухи о хищениях в "Транснефти", он предложил формулу: "Если бы там было что-то уголовно наказуемое, то я вас уверяю - там уже давно за решеткой сидели бы люди". А если не сидят, значит и не было. И нет в этом лукавства. В такой ситуации попытки контролировать действия властей не только бесполезны, но и напоминают издевательства молодого хулиганья над пожилым человеком, чья мысль уже не вполне поспевает за реальностью.

Контуры России на исторической и геополитической карте мира у него уже расплываются: "А что такое Советский Союз? – спросил премьер. - Это Россия и есть, только называлась по-другому". Путин путается не только в пространстве, но и во времени: "Но, конечно, Дмитрий Анатольевич был Президентом, и окончательное слово в этих вопросах, конечно, всегда было за ним".

Вот эта усталость Путина и его апатия задали тон беседы, стали ее лейтмотивом. Путин несколько раз повторил, что никогда "не стремился" к должности президента, "не цеплялся" за нее. О курсе, которым пойдет страна, говорил устало и с неохотой: "Я, например, не собираюсь делать никаких резких изменений того, что сделано уже Дмитрием Анатольевичем Медведевым как Президентом страны. Надо будет посмотреть, как это все будет работать. Но и здесь я, честно говоря, ничего революционного не вижу". Тень Брежнева незримо присутствовала во время разговора. Путин даже не особо отмахивался от нее, заметив лишь, что "послевоенное советское руководство" работало не так интенсивно как он или Медведев и не обладало пониманием того, что надо делать.

Да, Брежнев не понимал, как важно нырять с аквалангом и говорить главам трех телеканалов, что главное – не все эти цацки, не умещающиеся на широкой груди, а доверие людей. Путин не понимает другого – за последние годы вновь произошла сильнейшая инфляция связанных с верховной властью смыслов. Если совсем недавно наблюдатель хотя бы мог отслеживать повороты в политике по риторике первых лиц, то сейчас любые слова президента и премьера, любые обертоны их речи не имеют вовсе никакого значения. Лет тридцать назад один знакомый семьи, старый идеологический работник, убеждал отца прочитать выступление тогда уж больного атеросклерозом Тихонова на каком-то пленуме, а отец отмахивался: читай – не читай, все то же, что раньше. Тот горячился: ведь новые задачи, совершенно другие подходы, принципиально иное видение проблем...

Ну вот как бы и все.
Tags: Политика
Subscribe
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments