mike67 (mike67) wrote,
mike67
mike67

Любовь к чужим

Сейчас, возможно, не время для этого разговора, но отказывать в словесной оболочке посетившим голову мыслям – невежливо по отношению к мыслям. За последние дни в сети появились два очень хороших анализа самых основ японской культуры и ментальности. Это статьи М.Ю.Соколова и Егора Холмогорова. С текстами обоих авторов я согласен процентов на двадцать, но эти двадцать посильнее иных двухсот.
Соколов, восхищаясь "мужеством, дисциплинированностью и солидарностью", с которыми японцы встретили стихийное бедствие, объясняет эти качества хорошей сохранностью унаследованных от феодального прошлого понятий "чести, долга и служения". Он также, и это важно, говорит о происхождении из общего феодального источника не только указанных качеств, но и той "безжалостной жестокости", по которой японцев хорошо помнят в Китае и Корее.

Текст Холмогорова резко отличается по тону и настрою. Автор статьи "Убить гейшу" ничем не восхищается и говорит вовсе не о мужестве и солидарности, а напротив, исключительно о кровожадности и жестокости японской культуры, о легализованной педофилии, об "изощренном лицемерии", выдаваемом за "культуру стыда", о "тяжелой психической патологичности". По словам Холмогорова, в Японии сформировалось "совершенно отвратительное с нравственной точки зрения общество, искусно отдекорированное национальными традициями и оригинальной цивилизацией", а недобитая христианством "бесовщина" расцвела в Стране восходящего солнца "в первозданном виде, опираясь на разработанные материальные, экономические и культурные технологии".
P.S. "Взгляд" перепечатал в "Мнениях".
P.P.S. Дисклеймер. На комментарии в духе "Японцы хорошие" я отвечать не буду, поскольку нигде не говорил, что они плохие.


Холмогоров по ходу текста постоянно уточняет, что он любит Японию, большинство читателей ему, конечно же, не поверит, а зря. В любом случае, он очень рельефно изобразил (пусть со свойственной ему привычкой преувеличивать рельефность), как должна выглядеть в глазах культур христианского круга цивилизация, не впитавшая в себя те христианские принципы, без которых не было бы современной европейской культуры. Я говорю "должна выглядеть" потому, что обычно мы не смотрим таким проникающим взглядом. Ну гейши-рикши, а тут Рафаэль или iPhone, который, к тому же, не только тут, но и там. Какая разница?

На мой взгляд, все упомянутые Соколовым и Холмогоровым особенности японского национального характера – от дисциплины и мужественности до жестокости и равнодушия к чужому страданию объясняются больше всего отсутствием такого европейского "изобретения", как рефлексия. В связи с этим хочу напомнить свой не очень давний текст:
"Почему азиаты лишены рефлексии? Почему они спокойно смотрят на чужие страдания?... Умение перемещать свое "я" за пределы личности, заставляющее индивидуума и целые народы проявлять сострадание там, где это им явно невыгодно, было "изобретено" Европой и стало основой современной культуры. Нигде больше этого не произошло. Жестокость, в которой мы, европейцы, традиционно обвиняем китайцев – это термин нашей же культуры. Жестокость – это производная от милосердия, в азиатах же нет милосердия, поэтому у них нет и жестокости. Только практицизм.
Вся культура as we know it – это культура европейская. Так называемая культура Восточной Азии – это всего лишь способ немцев, англичан и французов говорит о дзене, китайской живописи или японском театре. Не будь Европы – не было бы никакого Судзуки с его исследованиями дзен-буддизма. Был бы просто дзен, а точнее – просто сумма людей, исполняющих некие практики".

Следует ли нам как-то изменить свое отношение к этой чуждой в общем-то цивилизации? Мне кажется важным сказать об этом именно сейчас, когда большинство из нас испытывает мощный прилив сочувствия к японцам (текст Холмогорова даже начинается с анализа этого феномена). Наша эмпатия, умение почувствовать другого, основана на уподоблении. Что уж говорить о людях другой национальности, мы и кошек мысленно уподобляем себе, считая, что животное "радуется", "горюет", "стыдится" и проч. С одной стороны, это хорошо, с другой стороны, наша способность к эмпатии снижается. Мы способны проявить сочувствие только к должным образом репрезентованному страданию, то есть к такому страданию, на который кто-то успел нанести гламурный макияж: вспомните какие чувства вызывает фотография болеющего ребенка и сравните с теми чувствами, которые испытываете при виде вонючего бродяги с лиловой опухолью на пол-лица. О чем-то подобном (надеюсь) пытался сказать Антон Носик, когда писал свой крайне спорный текст про сравнительную телегеничность нынешней японской катастрофы с более масштабными, но обойденными вниманием мировых СМИ трагическими событиями в Бирме, Бангладеше и на Шри-Ланке. Расставляя точки над "i", сформулирую главный принцип: нам надо учиться человеческому отношению к тем, кого мы не в силах мысленно уподобить себе.

Учиться этому надо срочно. Очень вероятно, что скоро обнаружится расхождение в базовых принципах, которое нельзя будет решить с помощью мультикультурного метода закрывания глаз (по-русски его суть передается поговоркой: "стерпится – слюбится"). Пока для этого открытия западному обществу не хватает понимания того, что самые основы западного менталитета, такие, например, как принцип "свобода лучше несвободы" могут запросто оказаться не органически присущим человеку ощущением, а всего лишь продуктом развития европейской цивилизации XVI – XX веков, развития очень специфического и – скажу ужасную вещь – возможно аномального, а следовательно, неповторимого. Хотя, что уж скрывать – все читающие эти строки – в той или иной мере дети той аномалии.

Мы пока не можем поверить в то, что немец, конголезец и мексиканский еврей отличаются друг от друга не просто "милыми привычками", но разным подходом к принципам, которые в передовых странах давно принято считать общими для всех. Нам придется выбирать, как относиться к этому различию, а относиться мы пока умеем только одним способом: любим то, что похоже на наше, и ненавидим чужое.

Сейчас мир балансирует между новым витком социо-культурного выравнивания (едва ли не окончательного) и сваливанием в жесткую конфронтацию разных моделей мировосприятия. Я не знаю, научимся ли мы понимать и любить чужое, но в любом случае для этого надо сначала научиться признавать это чужое чужим, не приписывать всем подряд – от кошек до китайцев - свои качества. Тем более, что нас об этом не просили.
Tags: Рассуждения, Этика и т.п.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 136 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →