?

Log in

Повышение международным рейтинговым агентством Standard & Poor's прогноза по суверенному кредитному рейтингу РФ до "стабильного" с "негативного" стало не только признанием новых возможностей российской экономики в санкционный период, но и обозначением границ этих возможностей. Политические и финансово-экономические достижения России за первую половину года действительно превзошли ожидания независимых аналитиков, но дальнейшее движение вперед будет возможным только в случае отмены санкций, подорожания нефти и, главное, изменения структуры российской экономики. Заимствования из Резервного и пенсионного фондов скоро станут невозможны.
Похожий процесс идет и в политической сфере. Определенные успехи, достигнутые Россией в Сирии, сильно повысили ее «капитал», но у этого роста есть жесткий ограничитель в виде санкций. Под влиянием растущих угроз западной цивилизации восприятие России Западом постепенно трансформируется таким образом, что взгляд Москвы на актуальные вопросы мировой повестки считается «очень варварским, но верным». Скорее всего, предполагается не признавать за Россией Крым, но и не наказывать ее. Однако ввиду того, что принцип «своего сукиного сына» не принято распространять на крупных игроков (хотя бы потому, что их нельзя считать своими), новый подход к российскому вопросу пока только нащупывается. Сформулировать заново в данный исторический период новую концепцию мирного сосуществования с Москвой Запад не готов. По крайней мере, к этому не готов Вашингтон, а именно он, в отличие от Европы, отвечает за целостность западной парадигмы. Read more...Collapse )
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
Риск дестабилизации на Ближнем Востоке остался высоким, на Дальнем ¬ вырос из-за новых ядерных испытаний КНДР и неофициальной угрозы из Сеула стереть Пхеньян с географической карты. Договоренность Лаврова и Керри о новом перемирии в Сирии вряд ли будет иметь практические последствия для региона, но международный вес России она, безусловно, повышает. По итогам саммита G20 в Ханчжоу влияние России выросло, а позиции США были ослаблены. Динамика санкционной истории не изменилась: США демонстрируют готовность поддерживать текущий уровень давления на Россию и даже увеличивать его, но границы претензий к Москве все четче вписываются в рамки Минска-2. Европа старается не трогать лишний раз эту тему. Предстоящие 18 сентября выборы в Госдуму, по всей видимости, пройдут тихо и почти не повлияют на политические и социальные процессы в России. Российское общество становится корпоративистским (точнее, перестаивается по какой-то сетевой модели корпоративизма) и все слабее реагирует на традиционную для демократических или парадемократических систем повестку.
В российской экономике продолжают параллельно развиваться два разнонаправленных процесса. Заметно улучшается ситуация с фондовыми индексами и инвестициями, в то же время скорость оттока средств из Резервного фонда и Фонда национального благосостояния становится критической. При несомненных успехах, которые демонстрирует последние месяцы российская экономика, остается открытым вопрос: «за чей счет банкет?». Высказываются серьезные опасения, что бюджетных средств в ближайшие годы не хватит для финансирования всех обязательств. Read more...Collapse )
Зачем запретили (а маркер "иностранный агент" фактически означает запрет) Левада-центр, если от ликвидации совершенно безвредного и беззубого, но негосударственного, что важно, учреждения нет никакой пользы, а один сплошной вред? Зачем здесь и сейчас буквально ни за что уничтожать бенчмарк демократии? А за тем. Путин последнее время ведет себя как персонаж пелевинского "Поколения П": "На нем был пиджак типа «оргазм плебея» — не деловая униформа и даже не пижама, а нечто карнавально-запредельное, наряд, который надевают особо расчетливые бизнесмены, когда хотят вызвать у партнеров ощущение, будто дела у них идут настолько хорошо, что им уже не надо заботиться о бизнесе и даже самое чудаковатое поведение не в состоянии причинить им никакого ущерба".
Смерть Ислама Каримова, светского лидера в одной из самых взрывоопасных стран Средней Азии, может стать худшим событием года для России, поскольку многократно усиливает вероятность возникновения полноценного филиала ИГИЛ внутри постсоветского пространства. Учитывая, что Россия защищена от среднеазиатской миграции даже хуже, чем Европа – от арабской, последствия потенциального взрыва в Узбекистане могут вызвать в России полномасштабный кризис: социальный, экономический и политический.
В остальном же ситуация складывалась удачно для России. Если раньше говорили о повороте России на восток, то Восточный экономический форум во Владивостоке обозначил поворот Востока к России. Премьер Японии предложил Путину заключить так и не подписанный после WWII мирный договор, а президент Южной Кореи заявила о возможности заключения соглашения о свободной торговле с ЕАЭС. Уже с октября на свободную торговлю с ЕАЭС перейдет Вьетнам. Япония, ранее запретившая в рамках санкций российским банкам брать деньги на токийском рынке, пошла на знаковое смягчение своей позиции: JBIC (Japan Bank for International Cooperation) согласился предоставить $400 млн на подконтрольный «НОВАТЭКу» проект «Ямал СПГ». Россия и Япония пришли также к соглашению о продолжении пилотного проекта по возможности 100% кредитования российских крупных проектов, таких как «Арктик СПГ» и третья очередь «Сахалин-2».
Турция, продолжая играть в Сирии свою игру, демонстрирует, тем не менее, твердое намерение улучшать отношения с Россией. Возобновились чартерные рейсы, переговоры по «Турецкому потоку» дошли до стадии обсуждения конкретных деталей строительства, более того, по словам главы Минэкономразвития России Алексея Улюкаева, Россия и Турция приблизились к заключению соглашения по зоне свободной торговли.
Российская экономика впервые за долгое время осталась в рамках прогнозов, что, по-видимому, немало удивило тех кто ей руководит. Определенных успехов нет, но отсутствие очевидных неудач – уже успех. Read more...Collapse )
Россия лишилась части достигнутого на прошлой и позапрошлой неделях на Ближнем Востоке, но лишь части. Турция и Иран довольно жестко дали понять, что им пришлись не по душе разговоры о лидерстве России на Ближнем Востоке, но пока неясно насколько глубок потенциал их сопротивления и не связан ли он исключительно с излишней бесцеремонностью внезапного российского внешнеполитического прорыва. Так или иначе, на Ближнем Востоке Москва зафиксировала свои позиции ¬ чуть ниже, чем она могла ожидать сразу после примирения с Эрдоганом и получением доступа к иранской авиабазе, но гораздо выше, чем, наверное, за всю историю новой России.
Удививший весь мир маневр Эрдогана, внезапно решившего извиниться перед Россией, получил неплохое объяснение. Публично выступив в роли провинившегося школьника, Эрдоган развязал себе руки в Сирии и очень сильно повысил для Запада значимость нормализации отношений с Турцией. Россия оказалась в той же ситуации, в которую она сама ранее поставила США, действуя в Сирии в стиле «излишне самостоятельный союзник». Теперь уже Россия не знает, как реагировать на несогласованную с ней активность своего нового-старого союзника. Вместе с тем западные СМИ отмечают, что в целом Россия остается главным бенефициаром событий вокруг Ближнего Востока. Теперь многое будет зависеть от того, удастся ли Москве быстро зафиксировать внешнеполитическую «прибыль».
Эти же соображения можно повторить и применительно к появившимся в середине августа надеждам на стабилизацию в экономике. Российская экономика выходит из кризиса гораздо быстрее, чем прогнозировалось, но это вовсе не значит, что она готова перейти к росту. Более того, пока неясно насколько хватит средств Резервного фонда и ФНБ. Вместе с тем усталость Запада от антироссийских санкций становится все более ощутимой, что повышает вероятность экономического роста в будущем.Read more...Collapse )
Начатый Эрдоганом ребрендинг турецкой политики полностью изменил обстановку в регионе. Взаимоисключающие союзы ничуть не смущают турецкого лидера, который за пару недель нарастил «политический долг» своей страны перед партнерами до такого объема, обслуживать который Анкара не сможет уже в ближайшее время. В условиях, когда перспективы Турции и Ирана под вопросом, главным бенефициаром сумасшедшего прагматизма Эрдогана стала Россия, чье влияние в делах Ближнего Востока вдруг такой рост, на который не рассчитывала и сама Россия.
Самым перспективным для Россия оказались не достижения этих дней, даже такие знаковые как выход на использование иранской авиабазы, а внезапно возросшая роль политического прагматизма в мире. Отсутствие идеологической составляющей во внешнеполитических маневрах Турции стало значимым фактором. Принципиальная беспринципность Эрдогана превратила прагматизм, еще пару лет назад считавшийся рудиментом политики XIX века, в конкурентоспособную систему, успешно противостоящую прочно завязанной на идеологии западной политике.
Интерес Запада к перезагрузке отношений с Россией растет, однако позиция Минска – Астаны – Пекина и Анкары (с Россией дружить, Украину жалеть, Крым не признавать) остается для него неприемлемой.
«Интерпретационный кризис» мировой политики (см. «Риски и возможности. 8-14 августа) получил очередное подтверждение. По мнению эксперта 20% действий России выглядят «угрожающими», а 80% остаются непонятными. Эксперт отмечает, что эта двойственность и дает России преимущество. Вслед за Россией о выходе из экономического кризиса заявляет Украина, причем обе эти страны встретили за последние два года целую вереницу «черных лебедей». Привычная реальность быстро меняется, от старых интерпретационных моделей мало пользы в этой ситуации. Read more...Collapse )
В Ольге Васильевой нет ничего страшного - уже с момента утверждения Ливанова сам масштаб фигуры показывал, что назначенец на пост министра образования и науки ничего не решает. Происходящее с наукой и образованием совершенно ясно: в конце "нулевых" они попали под тот же каток, который в первые три четверти 90-х трамбовал производство. Период просвещенного абсолютизма, растянувшийся почти на три века, включая советское время, не просто закончился, а перешел в свою противоположность - эффективный менеджмент, чей принцип: оставить то, что кормит себя само, и вырубить все остальное. И вот в этом свете интересно, что образование и науку передали от эффективного менеджера "скрепокрепительнице". Это может означать передачу отрасли в другое ведомство. Туда где Крым, вставание с колен и совершенно другие деньги. Это всего лишь возможность, но она повышает шансы на то, что старая модель еще поживет. Она, эта старая модель, конечно, плоха - достаточно сравнить уровень компетентности 30-летнего сотрудника бизнес-структур и доктора наук, ежегодно отчитывающегося наспех перелицованной главой десять лет назад защищенной диссертации - но только новая модель все равно умерла не родившись.
Решил снова побаловаться еженедельными обзорами. На этот раз тема: Риски и возможности России.
Визит Реджепа Тийипа Эрдогана в Москву не только подвел черту под российско-турецким конфликтом, но и «перевязал» по-новому ближневосточный политический узел, создав существенные проблемы для стран Запада как в европейском, так и в евроатлантическом измерениях ¬ вплоть до угрозы целостности НАТО. Эта ситуация резко увеличивает непредсказуемость в отношениях России с Западом, но, безусловно, дает России сильные козыри в дальнейшей игре. Объективная неспособность Запада оперативно реагировать на угрозы со стороны своего формального, но ключевого союзника ¬ Турции ¬ дала России фору в несколько ходов. На этом фоне прошла первая в истории встреча президентов РФ, Ирана и Азербайджана, а Путин внес на ратификацию в Госдуму соглашение, предусматривающее размещение в Сирии авиационной группы Вооруженных сил России.
По поводу конфликта России и Украины в северном Крыму Запад также не смог сформировать четкой позиции. Последнее время можно говорить об интерпретационном кризисе мировой политики. Все чаще крупные игроки совершают поступки, выглядящие алогичными с точки зрения интерпретационных схем, применявшихся для анализа Вестфальской и поствестфальской систем. Российская внешняя политика не воспроизводит модель XIX века, к простой и жесткой логике которой, как считается, формально апеллирует. Так на протяжении всего российско-турецкого конфликта, который выглядел типичной игрой с нулевой суммой, стороны вели себя алогично, делали шаги во вред себе, а в итоге обе оказались в выигрыше.
Этот процесс разворачивается на фоне несомненного кризиса демократии (о рецессии демократии во всем мире на этой неделе писал Financial Times) и всей западной модели, что повышает привлекательность высокорискованных политических инвестиций. Новая реальность пока не осознана, однако грядущие подвижки уже чувствуются, и многие страны загодя прощупывают свои будущие возможности, тестируют старую систему на прочность и готовность защищать свою целостность. В этот процесс осторожно втягиваются и страны Восточной Азии и ЮВА.Read more...Collapse )

Jul. 20th, 2016

Вспомнил сегодня Татьяну Лиознову, сверился - а ей как раз исполнилось бы 92 года. Я когда-то писал некролог на "Взгляде" http://vz.ru/culture/2011/9/29/526470.html, а недавно, сверяя какие-то цитаты по Семенову, подумал про текст "Семнадцати мгновений", что ни одному нормальному режиссеру не пришло бы в голову использовать его как сценарий. Сплошные диалоги, длиннейшие монологи, передающие ход мыслей Штирлица, минимум действия. Во ВГИКе за такое должны ставить не "двойку", а "кол". Вот кем надо было быть, чтобы разглядеть в этом тексте фильм, в котором каждый кадр как отчеканен, а каждая реплика - готовая цитата?
На редкость беспомощна статья Каспарова об умершем Корчном. Пересказ чужих воспоминаний, доступных всем в интернете. А ведь матч с Корчным в декабре 1984, срыв которого удалось предотвратить не без участия Виктора Львовича, фактически открыл Кааспарову путь к поединку с Карповым (Смыслов был не в счет). Неоднозначны были и высказывания Корчного о Каспарове. Каспарову было о чем вспомнить, если б захотел.
Такая трусость в оценке Корчного свойственна, конечно, не только Каспарову. Read more...Collapse )