?

Log in

No account? Create an account

Sep. 1st, 2017

За рекой школа, известная тем. что ее в короткое время своего президентства посетил Медведев. С другой стороны – мечеть. В одно ухо летят бодрые речевки, в другое ползет заунывный напев. В тех звуках фальшивая надежда на рост и процветание нашего мира, в этих – спокойная уверенность, что он обречен.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Вместо совести

Вы все еще носите цветы в школу? Не слышали об акции «Дети вместо цветов»? Не сочувствуете детям Германии? Жалеете по полтиннику? В такой ситуации дешевле и проще откупиться, согласившись раствориться в коллективном бессознательном, чем принять на себя морально-репутационные риски конфликта с обществом.Read more...Collapse )
Задержание ребенка на Арбате - это не фашизм, а либерализм с его ювенальной юстицией. А то, что ЮЮ и подобные ей либеральные "фенечки" активно используются для подавления свободы - так это давно не секрет. И Путину они полюбились отнюдь не случайно. В нашем бурно развивающемся мире диктатор не может не быть либералом - иначе не выдержит конкуренции. Современный либерализм - это стриженый под ноль газон, а не дикая трава. Никакого "пусть цветут все цветы". Цветы цвели там, где властям было лень их выпалывать - как в позднем СССР. А теперь все монетизировано и забюрократизировано. Если где и есть снятие бюрократических барьеров - так это просто средство монетизации (больше заработает - больше кредитов возьмет, больше налогов заплатит и т.д. в соответствии с теорией мультипликационного эффекта в экономике).

Сиди и скорби

«Вечно у меня - сбой, а у прочих - праздник. Может, я такой один рябой невесть откуда возник?»
М. Щербаков


По поводу тренда "мой дед никогда не рассказывал про войну": 9 мая - это не "наконец-то мир" и не "никогда не должно повториться". Вы еще скажите, что 300 спартанцев - про "наконец-то мир". Низводя главный героический акт XX века до уровня где нет героев, а есть только жертвы (а особенно - жертвы с большой буквы), вы уничтожаете историю, выжигаете ее. Не ту историю, про которую ханжески вздыхают: "это же наша история", а мировую историю, самые ее основы. Дед, не рассказывавший о войне, дед, не понятый родственниками - этот образ тиражируется в соцсетях уже несколько лет., и его задача – разорвать преемственность с поколением героев. Дед молчит, он не стал бы праздновать, не стал бы гордиться – все. Праздник умер, сиди и скорби и не вздумай напомнить, что это был праздник, и даже «слеза на глазах» его не умаляла!
Несоразмерность этого разрыва между масштабом истинных достижений и назначенной мировым сообществом наградой (точнее, оценкой – «у войны не женское лицо», «миллион изнасилованных немок» и т.д. – какая уж тут награда) особенно сильно поражает на фоне обратного несоответствия: между какой-нибудь съеденной индейкой или отрезанными ушами и местом, определенным этим делам современной цивилизацией. Нашедшая отражение во многочисленных поговорках русская уверенность в неправедности мирского суда есть отражение веры в праведность суда высшего: внезапно Судия приидет, и коегождо деяния обнажатся. И эта вера противостоит западному культу условного и неочевидного закона.
Я очень ценю трехсерийный немецкий фильм про войну "Наши матери, наши отцы". Он не про "наконец-то мир" и даже не про "это не должно повториться", как можно было бы ожидать от политкорректных немцев, он про то, что немцы должны любить своих отцов и матерей, сколь бы по-скотски они себя ни вели. И эти персонажи, подлость которых нисколько не скрыта от зрителя, подаются как apriori объекты почитания, то есть герои. Простите, но это нормальный культ предков. А у нас героев быть не должно. Нам на них квоту выделяют меньше, чем для немцев. И мы по достоевской своей природе понимаем, конечно, глубину собственного падения, но в какой-то момент осознаем, что самокопанием в этом мире занимаемся мы одни, и задаемся вопросом: «а на х..?»

Feb. 27th, 2017

Друзья, простите за оффтоп, но как из M. Outlook сделать ссылки на избранные места во вложенном pdf?
Послушав как жена поздравляет коллег с Новым годом, подумал, что наши воззвания к некоему механизму исполнения желаний, назовем его Абсолютным исполнителем желаний (АИЖ), имеют смысл как в рамках любой религии, так и вне их.
В таком случае следует предположить, что
1. АИЖ обрабатывает наши просьбы на манер компьютера, воспринимая их как инструкцию последовательных действий, алгоритм.
2. Логично также предположить, что сам по себе АИЖ не может быть ограничен в своей работе понятиями пространства и времени.
3. Сделаем последнее, совсем уж банальное предположение: из двух или более противоречащих друг другу пожеланий АИЖ выполняет последнее (это следует из Предположения 1). То что «программа» наших пожеланий ежечасно обновляется, не создает компьютеру сложностей, поскольку все наши пожелания – от начала и до конца времен – он может обрабатывать одномоментно (см. Предположение 2).

Несложно догадаться, как в общих чертах выглядит эта вечно обновляющаяся программа. На все наши пожелания удач в новом году приходится примерно такое же количество пожеланий, чтобы все беды остались в прошлом году или даже просто «в прошлом». Никакое «пусть всегда будет солнце» не способно отменить «пусть все плохое останется в прошлом», поскольку исполняется последнее пожелание (см. Предположение 3).


Поскольку АИЖ не ограничен временными рамками (см. Предположение 2), он должен обрушивать на каждый текущий момент весь массив пожеланий из будущего типа «Пусть все плохое останется в прошлом». Однако массив выпадающих на долю человека бед конечен, поскольку конечна сама история человечества. Из этого следует, что в каждый конкретный момент времени наши будущие беды должны были бы исчерпываться, если бы в каждый последующий момент мы сами, желая несчастьям остаться в прошлом, не запускали мультипликатор бедствий.

Неизбежен вывод, который в равной степени устроит христиан и буддистов. Пожелав счастья, человек изгнал себя из Рая, а упорствуя в своем желании, обрек себя на вечное барахтанье в череде перерождений.
Мы сами себе злобные буратины, точнее, папы карло, расплачивающиеся за грехи своих буратин и одновременно – буратины, отправляющие из светлого будущего несчастным папам карло свои деревянные приветы.

Dec. 26th, 2016

Несколько лет назад кто-то написал Лизе, что бомжей надо не лечить, а колоть ядом, чтобы не мешали жить нормальным людям. Она ответила: дорогой NN, желаю Вам жить счастливо и никогда не болеть.
Скажу всем кто вчера радовался: будьте счастливы и здоровы, физически и душевно.

О честном индейце

В детстве мое черно-белое, по возрасту, нравственное чувство покоробил рассказ Джека Лондона «Северная Одиссея» про индейца, чью жену приплывший откуда-то белый великан уволок прямо со свадьбы. Несчастный нашел их только через много лет, неузнанный вызвался проводить к золотоносному участку и там, в джеклондоновских далях, взяв в союзники холод и голод, уморил обидчика после чего открылся своей бывшей и позвал до хаты. Она же, не оценив торжественности момента, набросилась на индейца с ножом, отказалась от еды и легла замерзать рядом с телом нового мужа.
Ее похищение было преступлением, но попытка вернуть все «как было» стала не восстановлением справедливости, а новым преступлением. Правосудие как мультипликатор несправедливости.
Я бы не вспомнил этот рассказ если бы не Крым.
Джек Лондон останавливает разгулявшееся колесо Сансары и не позволяет воззвать к правосудию еще раз, уже в отношении индейца. «Послушай, Кид! – возмутился Принс. – Ведь это же убийство!». «Молчи! – строго сказал Мэйлмют Кид. – Есть вещи выше нашего понимания. Как знать, кто прав, кто виноват? Не нам судить».
Давно говорю: революция в России может произойти только сверху и только по неосторожности. А еще говорили, что теория теория борьбы между кремлевскими башнями безнадежно устарела. А в башнях и окрестностях сейчас сидят и соображают: то ли за шампанским бежать, то ли за вазелином. Сейчас ясно одно: мы проснулись или в России Сечина, или в России без Сечина. Любой анализ тут будет голословен. А если нужен прогноз, то башни живы и они дерутся - вот вам главный прогноз.
Сам Трамп мне безразличен, как и американские дела. Не в Америке дело. Победа Трампа – это история про сокрушительное поражение всесильной системы. Знакомый француз признавался лет сорок назад, что болел за молодого, позитивного Карпова, но только пока не увидел, какими потоками грязи поливали в Союзе Корчного.Read more...Collapse )